В сентябре 2008 года ко мне по электронной почте обратились представители сайта Nano News Net с просьбой ответить на несколько вопросов. 30 сентября 2008 года они опубликовали мои ответы на своем сайте по адресу http://www.nanonewsnet.ru/articles/2008/intervyu-s-pisatelem-aleksandrom-lazarevichem-avtorom-povesti-set-nanotekh, назвав их эксклюзивным интервью. Хотя вообще-то об эксклюзивности я с ними не договаривался, но пусть будет эксклюзивное, если они так хотят. В публикации они сделали целый ряд купюр, также со мною предварительно не согласованных.  С некоторыми из купюр я в принципе согласен - нанотехнологический журнал, наверное, не место для рассуждений о роли писателя-фантаста в процессе научного познания, да и о властях в официальном интервью, возможно, следовало бы выражаться подипломатичнее. Но есть среди купюр и такие, с которыми я не согласен принципиально. Я не хотел нарушать "эксклюзивность", и не стал тогда публиковать на своем сайте полный текст интервью. Но сейчас, по прошествии почти четырех лет, я думаю что вопрос об "эксклюзивности" уже не принципиален, и я могу опубликовать  полный текст этого интервью с восстановленными купюрами (выделены жирным шрифтом).   

 

 

NanoNewsNet: Что навело Вас на мысль о написании "Сети "Нанотех"" (Ведь в те годы в нашей стране данная тема была мало известна).

Какую литературу Вы использовали (прочитали) для написания "Сети "Нанотех""? Были ли Вы знакомы с работами Фейнмана и Дрекслера?

 

Все началось с того, что где-то году в 1996 мне в руки случайно попала научно-фантастическая трилогия “Voyagers” американского писателя фантаста Бена Бовы (Ben Bova). В последней, третьей книге трилогии (Voyagers III: Star Brothers), датированной 1990 годом, упоминались микроскопические, невидимые вооруженным глазом роботы, которые могли путешествовать по организму героя книги. На последней странице книги Бова выражал признательность автору концепции нанотехнологии Эрику Дрекслеру, и упоминал его книгу Engines of Creation (1987).

 

Так я впервые познакомился с самим словом «нанотехнология». Идея миниатюризации машин до микроскопических размеров мне понравилась сразу. За несколько лет до этого я написал научно-фантастическую дилогию «Червь» (http://technocosm.narod.ru/wrm_r.htm), в которой описывал саморазмножающихся роботов макроскопических размеров, способных оперативно объединяться друг с другом для того, чтобы создавать различные крупные машины (например ракету) из своих собственных корпусов. Но только крупные машины, поскольку сами роботы были с человеческий рост. Микроскопические роботы в принципе позволяли снять ограничение на размер конечного изделия, из них можно было создавать  любые макроскопические предметы, окружающие человека в повседневной жизни. Сразу же напрашивалась аналогия с многоклеточными организмами. Тело машины превращалось из «мертвого» в «живое» - например, подобно живому организму оно могло само ремонтировать повреждения («залечивать раны»), устранять последствия износа, расти, адаптироваться к окружающей среде.

Я сразу же попытался отыскать книгу Дрекслера в интернете, но в то время (1996 г.) она еще не была выложена в свободный доступ (это произошло только год или два спустя). Все что мне удалось найти тогда в сети на запрос по слову “nanotechnology” была довольно скучная статья на сайте НАСА – что-то о возможности применения нанотехнологий для изготовления ракетных двигателей.

 

Теперь, задним числом, я рад, что мне тогда не удалось ознакомиться с книгой Дрекслера. Отсутствие литературы заставило думать самостоятельно, и в результате моя книга получилась очень «не по Дрекслеру». Возникло много идей, которых у Дрекслера не было  (как выяснилось потом, когда я все-таки смог скачать и прочитать его книгу). Здесь и идея  скрещивания микророботов с бактериями, и идея создания с помощью микророботов информационного интерфейса с нервной системой человека (впрочем идею такого «биоинтерфейса» я впервые высказал еще в книге «Генератор Желаний»( http://technocosm.narod.ru/k2f/ wg_1.htm), написанной в начале 1980-х годов, так что в данном случае я просто воспользовался своими старыми наработками). Но самой принципиально новой идеей, отсутствовавшей у Дрекслера, была идея объединения саморазмножающихся микророботов в информационную сеть, и навеяна она была самой жизнью – в то время интернет был самой горячей новинкой, только-только входящей в нашу жизнь, и на него возлагались огромные надежды. На волне «сетевой» эйфории тех времен это был логичный и естественный шаг – перенести сетевую структуру, подобную интернету, в мир микроскопических роботов. Следствия, которые вытекали из этой идеи, стоило лишь начать ее продумывать, потрясали воображение.

 

В результате получился как бы искусственный аналог живой природы, окружающая среда специально созданная под нужды человека. Это удивительным образом перекликалось с идеями С.Платонова, автора книги «После Коммунизма», который еще в начале 80-х годов написал следующие поразительные пророческие слова: "На высшей фазе коммунизма происходит преобразование производственно-технологического комплекса в самовоспроизводящуюся, искусственную природу, пользование плодами которой отныне осуществляется в индивидуальной форме, никак не опосредуемой обществом". Впрочем, каким образом «Сеть «Нанотех» связана с идеями Платонова я уже много писал на своем сайте, и не буду здесь повторяться, желающие могут сами прочитать хотя бы вот это: http://technocosm.narod.ru/letters/ barbrook_r.htm     

 

NanoNewsNet: Будет ли продолжение книги?

 

На счет продолжения не знаю, хватит ли у меня сил и времени - я все-таки неиздаваемый автор, и сочинительством приходится заниматься по вечерам, в свободное от основной работы время.  Но вот "приквел" к этой повести мне все же в прошлом году удалось написать и опубликовать на своем сайте по адресу: http://technocosm.narod.ru/Technocosm.htm

Впрочем это даже не столько приквел, скорее альтернативный вариант первоначальной повести - "нанотех" на этот раз идет не внутрь человека, не в микромир, не в мир малого, а в мир большого. Очень большого... И эта сверхгигантская система называется "Технокосм".

 

NanoNewsNet: Следите ли вы за развитием ситуации в России вокруг нанотехнологий?
Если да, то что Вы можете сказать о сегодняшнем состоянии нанотехнологий? Верите ли Вы в эффективность усилий, предпринимаемых Правительством и научным сообществом в направлении построения развитой наноиндустрии России? Какие Ваши прогнозы по развитию нанотехнологий в России ( в мире ). Достигнут ли они тех высот, которые описаны в книге?

 

Хочу сразу предупредить - я не специалист в области нанотехнологий, и разбираюсь в них на уровне человека уже успевшего подзабыть институтский курс общей физики. Кроме того, я не особенно внимательно слежу за текущими публикациями в прессе. Я весьма далек от Правительства и научного сообщества, не знаю реального положения дел, и потому не могу судить об эффективности их усилий.  Я не хотел бы отвечать на вопросы, в которых я не компетентен. Говорить с фантастом имеет смысл лишь о тех вопросах, по которым еще не существует специалистов. Здесь все еще блуждают в потемках, и потому есть шанс, что даже такой несведущий человек как писатель-фантаст может высказать новую, интересную, неожиданную, а иногда даже (очень редко) правильную идею. Более того, как показывает мировой опыт, такие идеи чаще всего высказывают именно фантасты, а не серьезные ученые. Происходит это не оттого, что серьезным ученым такие идеи не приходят в голову, а просто потому, что серьезные ученые вынуждены беспокоиться о своей научной репутации, и боятся высказывать идеи, которые впоследствии с большой вероятностью могут оказаться неверны. А вот фантаст может позволить себе такую роскошь – рискнуть оказаться неправым. В конце концов, он всего лишь фантаст, сочинитель современных волшебных сказок, что с него возьмешь! В современном мире фантаст играет роль шута при троне Ее Величества Науки. Шуту дозволено говорить то, что не дозволено говорить придворным. Поэтому, воспользовавшись правом фантаста, начинаю говорить дозволенные мне безответственные речи об отдаленных (очень отдаленных) перспективах нанотехнологий.

Итак, что касается вопроса, достигнут ли они тех высот, которые описаны в книге.

Прежде всего, хочу заметить, что техническая возможность создания нанотехнической системы, подобной описанной в книге, реально существует. Нам это известно просто в силу того факта, что одна такая нанотехнологическая система уже реально существует, и называется она биосферой планеты Земля. Разумеется, земная биосфера не всегда столь эффективна как система описанная в повести, но не следует забывать, что биосферу создала игра слепого случая. Естественный отбор действовал вслепую и вовсе не стремился сделать ее такой, чтобы она в максимальной степени соответствовала потребностям человека. Собственно говоря, на протяжении большей части истории биосферы человека вообще не существовало, он появился в ней практически в самый последний момент, в последний миллион лет из многих миллиардов. В противоположность естественному отбору, инженеры, действующие не вслепую, а по плану, имеющие перед собой четкую цель создать систему максимально соответствующую потребностям человека, имеющие в своем распоряжении в качестве материалов не только те нестойкие органические вещества, из которых была вынуждена строить свою систему Природа, а весь арсенал современного материаловедения, несомненно смогут построить систему несравненно более эффективно удовлетворяющую человеческие потребности. Единственное преимущество Природы перед инженером состоит в том, что у Природы было несколько миллиардов лет на создание этой системы, но и оно перекрывается тем обстоятельством, что в распоряжении инженеров находятся мощные суперкомпьютеры, способные спрессовать в мгновения миллиона лет, и предела росту мощности этих компьютеров пока не видно. Так что я не сомневаюсь в том, что система, подобная описанной в повести, в принципе реализуема.

Хотя, конечно, конкретная реализация может отличаться от описанной в повести. Например, у ученых есть достаточно серьезные основания полагать, что холодный ядерный синтез не осуществим в принципе.

 

( Кстати, хочу воспользоваться случаем, и извиниться перед читателями за использование в повести некорректного выражения «холодный термоядерный синтез». «Термо» не может быть холодным по определению. Эту ошибку я заметил только во время подготовки англоязычной версии повести, и там она уже исправлена.)

 

 

Но даже если холодный синтез невозможен, отсюда еще не следует невозможность самой системы. Просто энергетическая подсистема в ней будет устроена несколько сложнее - энергия не будет производиться на месте в каждой микромашине. Вместо этого будут, например, существовать искусственные «поля» и «лужайки» из специализированных микророботов, занимающихся фотосинтезом, и будет существовать подсистема транспортировки энергии с помощью энергоносителей, например, водорода.     

 

Система в принципе реализуема, но из реализуемости еще не следует что она на самом деле, реально, будет построена. Здесь вступает в силу человеческий фактор – наши желания, наши мечты, наша целеустремленность, наша организованность. Попросту говоря, чтобы что-то сделать, надо сначала как минимум захотеть это сделать, а потом суметь это организовать.

 

Чтобы такая система возникла, необходимо поставить себе четко сформулированную цель создания именно такой системы, которая сможет стать материальной основой общества принципиально отличающегося от нынешнего еще больше, чем общество промышленной эпохи отличается от аграрного общества. Если не иметь такой четко поставленной цели, если пустить процесс на самотек, и дать возможность развиваться только тем направлениям, которые призваны решать сиюминутные задачи, мы в результате получим лишь еще один вариант современного общества, притом сильно ухудшенный, поскольку все язвы современного общества будут многократно увеличены за счет применения нанотехнологий. Их будут применять для чего угодно – войны, шпионажа, охраны авторских прав, модификации поведения населения, но только не для того, чтобы улучшить жизнь людей.

 

Насколько я понимаю, такая цель – использовать научный прогресс для того, чтобы создать такое общество, где каждый человек, будет, наконец, освобожден от рутинного труда и необходимости бесконечно воевать с себе подобными для того, чтобы отобрать у них кусок хлеба, где он сможет наконец начать жить как человек, то есть познавать природу и творчески преобразовывать ее на благо себе и другим людям – такая цель официально еще не поставлена. То есть, наверное, можно сказать, что она поставлена в Китае, поскольку она изначально входит в состав коммунистической идеологии, но не у нас.

Я разумеется приветствую попытки нынешнего российского правительства использовать свалившиеся на него нефтедоллары не только для покупки вилл на Лазурном Берегу, но и для того чтобы подкормить оголодавших российских ученых. Я подозреваю, что в головах нынешней российской власти присутствует смутное понимание того, что вложение денег в развитие науки и техники в долгосрочном плане является самым выгодным вложением какое только можно себе представить. Но боюсь, что между подкормкой ученых предпенсионного возраста (а других у нас почти не осталось) и развитием науки нельзя ставить знак равенства. Проблемы, приведшие к отставанию России в области науки и технологии, носят глубинный системный характер и одними только денежными вливаниями эти проблемы не решить. Мы столкнулись с кризисом системы ценностей.

На протяжении последних 20 лет наша страна живет в искаженной и  перевернутой системе ценностей. В этой системе ценностей не ценится счастье труда ученого и инженера, счастье совершать открытия и изобретать, счастье творческого озарения. В нынешней системе высшим счастьем считается «счастье» вырвать последний кусок хлеба из рук соседа. Это система ценностей тяжело больного общества, система ценностей пассажиров тонущего корабля, единственная цель которых - добежать до шлюпки раньше других. С такой системой ценностей ни одна страна долго не просуществует, тем более в современном мире, где конкурентоспособность страны напрямую зависит от ее способности к инновациям.

 За последние двадцать лет в нашей стране выросло целое новое поколение людей, которые вообще не понимают что такое счастье творческого созидательного труда. Я вижу это по реакции некоторых читателей на мою повесть – они не понимают, что описанная в повести система дает возможность освободить человека от его нынешнего по сути рабского положения для того, чтобы он смог заняться творческим трудом. Вместо этого они видят в ней лишь возможность бесконечной халявы и безделья. Одни предвкушают эту возможность, другие осуждают, но и те и другие продолжают мыслить при этом как рабы, а не как свободные люди – просто первые из них это ленивые рабы, а вторые трудолюбивые, но все равно, рабы…

 

Мало просто восстановить советскую систему образования, надо изменить саму систему ценностей в головах юного поколения, иначе никто не захочет учиться в этих замечательных институтах, даже если предположить что каким-то чудом нам удалось их восстановить. Но как изменить систему ценностей, когда такую систему диктует сама повседневная жизнь? Пока «Титаник» тонет, все могут думать только о шлюпках. Я не представляю как можно решить эту задачу, оставаясь в рамках существующей ныне в России общественно-политической и экономической систем, которые не способны обеспечить людям уверенности в завтрашнем дне.

 

В этом плане шансы Китая, сумевшего не только раскрепостить энергию предпринимателей, но и сохранить при этом социальные гарантии социализма, представляются мне куда более перспективными.

 

Пока мы не заделаем пробоину на своем корабле и не остановим панику среди пассажиров, никуда мы дальше не поплывем.

А просто собрать стареющих советских ученых, дать им денег и сказать: «ну-ка, изобретите нам чего-нибудь, не знаем чего, но чтобы обязательно называлось нанотехнологией», вряд ли даст хорошие результаты в отдаленной перспективе.

 

Но если среди наших правителей найдутся такие просвещенные умы, которые поймут это, и начнут давно назревшие глубинные реформы всей нашей государственной системы, то у нас есть шанс. Собственно говоря, для России, с ее нефтяными запасами, которые скоро закончатся, и ее климатом, в котором ничего не растет, путь высоких технологий – это единственный шанс на выживание. Надо успеть вложить нефтяные деньги в науку пока нефть не кончилась. Но вложения в науку не будут эффективны без эффективной системы подготовки научных и технических кадров. Но никто не захочет идти учиться на ученых и инженеров, пока эти профессии не престижны. Но эти профессии не будут престижны, пока у населения не будет уверенности в завтрашнем дне – а до тех пор выгоднее учиться не тому, как выпекать новый пирог, а как урывать куски от старого пирога – то есть выгоднее учиться на юриста, экономиста, бизнесмена. А уверенности в завтрашнем дне у народа при нынешней системе не будет. Вот такая логическая цепочка: либо мы начинаем строить социализм в России по распоряжению нынешней власти - из Москвы, либо ждем, когда нам его прикажут построить наши последующие правители – из Пекина. Третьего, извините, не дано. То есть третий вариант, конечно, всегда есть, но кроме самоубийц его вряд ли кто-нибудь захочет.

 

Вернемся к системе описанной в повести.    

Я надеюсь, что умные читатели поняли, что перенесение таких технологий в наше время, как это описано в книге,  это всего лишь литературный прием. Ясно, что современным технологиям придется пройти еще очень долгий путь, чтобы приблизиться к описанному в повести уровню. Это работа на очень большой срок, и она не заканчивается созданием системы подобной сети «нанотех». На самом деле сеть «нанотех» - это всего лишь предварительный этап на пути к созданию модульной системы бессмертия (http://technocosm.narod.ru/k2f/modular_immortality.htm), а та в свою очередь – это лишь предварительный этап на пути к технокосму (http://technocosm.narod.ru/k2f/technocosm.htm). Таким образом, программа вырисовывается на века. Это большее чем просто план научных исследований. Такая программа вполне может сыграть роль той самой пресловутой национальной идеи, с поиском которой так долго носились наши чиновники, но, кажется, так ничего определенного и привлекательного, способного привести к общенациональному консенсусу, не нашли. Может быть я ошибаюсь, но идея построения с помощью технологического прогресса цивилизации свободного человека-творца сможет вызвать отторжение лишь только у самого закоренелого консерватора. Потенциал национального консенсуса у этой идеи есть.

Ну вот, обещал не вылезать за рамки своей компетентности, но обещания не сдержал. Закругляюсь. Вы уж простите фантаста - он фантазирует как умеет.

 

Можете ли Вы высказать некоторые пожелания участникам российского наносообщества?


Нанотехнологии, возможно в еще большей мере, чем ядерная энергия, таят в себе двоякий потенциал добра и зла. Они могут принести на Землю неисчислимые беды, но они же могут открыть перед нами двери в прекрасный новый мир.

Я всегда завидовал ученым и инженерам, избранным счастливцам, которым открыта радость творчества, в то время как нам, простым смертным, приходится каждодневно превращать себя в роботов, выполняя скучную работу во имя добычи средств к пропитанию. Сегодня наука вплотную подошла к тому рубежу, за которым возможность стать таким счастливцем откроется перед любым жителем Земли.

Избранные счастливцы! Пожалуйста, не забывайте, что Ваше счастье оплачиваем мы, рядовые налогоплательщики. Мы не против и дальше платить, но мы ждем от Вас только таких результатов, которые пойдут на благо человечеству, а не во зло ему. Удачи вам в выполнении этой нелегкой задачи!

 

Hosted by uCoz