Перевод нижеприведенных писем на русский язык - мой. Имеется оригинал на английском языке. - А.Л.


От: Ричарда Барбрука
25 июля, 2000 г.

Привет!

После того как перевод части моей статьи о кибер-коммунизме  (Полный текст оригинала статьи на англ. языке  см. по адресу http://ma.hrc.wmin.ac.uk/ma.theory.1.7.db, перевод на русский язык отрывка из статьи Р.Барбрука "Киберкоммунизм: что американцы готовят на смену капитализму в киберпространстве" см. по адресу http://www.computerra.ru/offline/2000/350/2672/ - А.Л.)  недавно появился в журнале "Компьютерра", один читатель прислал мне адрес Вашего сайта. Теперь, когда я прочел Вашу повесть (повесть "Сеть Нанотех" - А.Л.), я просто хочу сказать с каким удовольствием я прочел Ваш текст. Мне особенно было приятно увидеть, что Вы предвосхитили мои аргументы о коммунистической логике Сети...

Единственная моя жалоба - это то, что вы утверждаете что Андропов - мясник Будапештского пролетариата - был действительно привержен освобождению рабочего класса!

Пока!,

Ричард

Dr. Richard Barbrook
Hypermedia Research Centre
School of Communications and Creative Industries
University of Westminster
Watford Road
Northwick Park
HARROW HA1 3TP
 <www.hrc.wmin.ac.uk>


Ответ: 

Привет, д-р Барбрук!

>Андропов - мясник Будапештского пролетариата

"Мясник Будапештского пролетариата", говорите? Вот значит как поминают этого человека на Западе? Но когда я писал "Сеть Нанотех" мне даже ни разу не пришло в голову, что был советским послом в Венгрии во время восстания 1956 года. Как это часто случается, одна и та же историческая фигура может обозначать совершенно разные вещи для людей дома и заграницей. Я не знаю, был ли он лично ответственен за кровопролитие в Венгрии. Некоторые историки говорят, что он вообще-то пытался предотвратить его. Я не собираюсь становиться на чью-либо сторону в этом академическом споре, но если предположить, что эти историки правы, получается что кровопролитие было неизбежно, и, следовательно, любого человека, которому довелось бы служить на посту советского посла в Венгрии в то время, сегодня вспоминали бы как "мясника Будапештского пролетариата ".

В любом случае, причины, по которым я выбрал Андропова в качестве того Генерального Секретаря к которому Левшов приходит со своими идеями, не имеют никакого отношения к событиям в Венгрии. Прежде всего, это результат простого перебора и исключения менее подходящих альтернатив.  Левшов не мог придти со своими идеями к Брежневу - любой намек на то, что с ортодоксальным марксизмом что-то не в порядке, и Левшов очутился бы в психиатрической клинике. Преемником Андропова на посту ГенСека был Черненко. Этот парень был таким глубоким маразматиком, что он по-видимому даже не понимал, что его избрали Генеральным Секретарем, и он никоим образом не смог бы понять ничего из идей Левшова. Опять же, вероятность того, что Левшов оказался бы в сумасшедшем доме была бы очень велика. В результате нам остается выбирать между Андроповым и Горбачевым. Горбачев, как в конце концов выяснилось, вовсе не является коммунистом, он социал-демократ (партия которую он сейчас возглавляет называется социал-демократической). В результате остается один Андропов. Мог бы он ухватиться за идеи Левшова, если бы подобные идеи были ему представлены? Я думаю, что мог бы. Он был глубоко привержен коммунистической идеологии, но в то же время он понимал, что некоторые из официальных коммунистических догм того времени безнадежно устарели. Исторический факт то, что он пытался начать реформу официальной идеологии, публично провозгласив, что мы должны вернуться к нашим идеологическим корням, назад к Марксу. Для того времени это был весьма смелый шаг, поскольку он молчаливо подразумевал избавление от части идеологического наследия Ленина и Сталина.

И нашелся такой человек, который откликнулся на призыв Андропова к идеологической реформе.  Левшов не целиком является плодом моего воображения, во всяком случае в том, что касается его идей относительно коммунизма. У него был прототип в жизни. Этот человек родился в 1946 году, и работал инженером в оборонной отрасли, и действительно был выпускником престижного московского физико-технического института. Может быть, "престижный" - не совсем то слово. Я просто хочу сказать, что для того, чтобы закончить Физтех нужно было действительно иметь мозги и упорно работать. В ответ на призыв Андропова в 1983 году, увидев что официальные коммунистические не способны придумать ничего нового, он начал записывать свои идеи и посылать свои заметки в Кремль. Мне неизвестно, действительно ли он встречался с Андроповым, но он встречался с некоторыми весьма высокопоставленными лицами в администрации Андропова и его идеи были хорошо приняты.  Когда в 1986 году он умер, его друзья собрали его заметки и опубликовали их в Москве в 1989 году в форме книги под псевдонимом С.Платонов, не раскрывая его настоящего имени, поскольку он был засекреченным ученым и даже в 1989 году любой государственный секрет все еще воспринимался всерьез. Книга называется "После Коммунизма". Я не знаю, читаете ли Вы по-русски, но я в любом случае не могу рекомендовать Вам прочесть эту книгу, поскольку она написана на невразумительном марксистском жаргоне. Автор, несомненно, был вынужден облекать свои поразительно новые идеи в допотопную марксистскую терминологию для того, чтобы избежать гнева идеологических ортодоксов, для которых форма была гораздо важнее содержания, но это привело к тому, что книга стала неудобочитаемой. Я сам не смог прочесть ее до конца, но просматривая ее я натыкался на некоторые совершенно поразительные мысли. Как, например, Вам понравится вот эта, на странице 178:

"На высшей фазе коммунизма происходит преобразование производственно-технологического комплекса в самовоспроизводящуюся, искусственную природу, пользование плодами которой отныне осуществляется в индивидуальной форме, никак не опосредуемой обществом".

Эти слова были написаны еще в 1985 году, за год до публикации книги "Engines of Creation" Эрика Дрекслера, (Классическое популярное введение в нанотехнологию, оригинальный английский текст выложен на интернете по адресу http://www.best.com/~whitaker/EnginesOfCreation/EOC_TOC.html русский перевод, к сожалению не очень качественный, имеется по адресу http://mikeai.i-connect.ru/russian/eoc/eoc.html - А.Л.) и за десяток лет до того, когда слово "интернет" стало широко известно, но если Вы внимательно перечитаете эту фразу, то увидите, что то, что в ней описано - это фактически нечто вроде сети "Нанотех". Если Вы не согласны с такой интерпретацией, вот Вам еще одна, цитата со страницы 174, в которой все это выражено еще в более явном виде:

"... коммунистическое комплексно-автоматизированное производство, из которого полностью вытеснен человеческий труд, в строгом политэкономическом смысле не является производительной силой. Это - сила природы, искусственной природы, которая будет создана человеком на протяжении эпохи коммунизма, которая будет полностью удовлетворять его потребности и для пользования плодами которой он уже не будет нуждаться ни в каких посредниках, будь то производительные силы или производственные отношения.  [...] человечество пересоздает природу, превращая ее в полностью человеческую, то есть такую, на базисе которой может осуществляться деятельность по претворению в жизнь идеалов Гуманизма. Человек только тогда становится в полном смысле Человеком, когда перестает быть элементом какой бы то ни было стихийной общественно-природной силы."

В этой книге он также говорит о том, что коммунизм является возвращением, на более высоком витке эволюционной спирали, к обществу первобытных собирателей, и что в конце концов, в будущем, основной разницей между капитализмом и коммунизмом станет не различие между экономическими системами, а тот факт, что капитализм представляет из себя элитарное общество, в противоположность эгалитарному коммунизму. Как бы мне ни хотелось присвоит себе авторство всех идей, содержащихся в "Сети Нанотех", я должен сознаться, что многие из идей я позаимствовал из книги этого автора, чье истинное имя мы, вероятно, никогда не узнаем, и которого подвиг на создание этой книги призыв Андропова к идеологической реформе.

Так что первая причина, по которой я ввел Андропова в число действующих лиц моей повести (при этом ни коим образом не "утверждая", что он был "привержен освобождению рабочего класса") состояла в том, что это соответствует исторической правде (в той степени насколько научно-фантастическая повесть вообще может быть исторически правдивой).

Вторая причина состоит в том, что в умах большинства населения бывшего Советского Союза (за исключением профессиональных диссидентов)  Андропов представляет из себя нечто большее чем реальный человек из плоти и крови, какими были другие ГенСеки. Он - мифологическая фигура, фольклорный герой, великое и дразнящее "а-что-было-бы-если-бы" советской истории. Что было бы, проживи он на посту Генерального Секретаря не один год, а, скажем, десять лет? В течение одного только того года, что он был на этом посту, скорость прироста советской промышленности увеличилась в первый раз за десятилетия, но снова начала снижаться как только Андропов умер. Продолжился бы рост, останься он жив? Прежде чем стать Генеральным Секретарем, Андропов был шефом КГБ, организации занимавшейся сбором информации не только о том, что происходило на Западе, но и том, что происходило внутри Советского Союза. Следовательно, он был лучше информирован о действительном положении дел в стране, чем Брежнев, окружение которого содержало его в блаженном неведении. Он знал что сила мафии росла, и он арестовал нескольких высокопоставленных коррумпированных чиновников. Смогла бы мафия захватить и разрушить страну в декабре 1991, проживи он на десять лет дольше? Сумел бы он переломить хребет мафии? То, что он был шефом КГБ также означало, что он лучше понимал тактику, использовавшуюся  Западом в холодной войне для того, чтобы отправить Советский Союз, "империю зла" на "свалку истории" (используя терминологию президента Рейгана). Поддался бы он, как Горбачев, на заигрывания Запада? Допустил бы он распад Советского Союза?

Мы никогда не узнаем ответа на эти вопросы, и это обстоятельство способствует созданию мистического ореола вокруг этой исторической фигуры. Добавление в повесть этого мифологического персонажа погружает ее в призрачную атмосферу мифа, которая, я боюсь, совершенно не заметна для зарубежных читателей.

Так что вторая причина - это художественный эффект, который срабатывает только для тех читателей, которые способны отличить реального Андропова от мифического Андропова, и понять что Андропов в моей повести - это мифический Андропов из народного фольклора, а не реальный человек.

Третья причина состоит в том, что я пытаюсь заставить предубежденных людей думать. Мыслительный процесс предубежденного человека очень прост: "КГБ плохой, Андропов был шефом КГБ, следовательно Андропов был плохим". Я пытаюсь сказать этим людям, что в противоположность голливудским фильмам не существует "хороших" и "плохих" парней, существуют только хорошие и плохие идеи. Анализируйте идеи, а не персонажей, не обращайте внимания на ярлыки "плохой" и "хороший", которые вам вдолбила в голову пропаганда, начните судить идеи исходя их достоинств - вот что я пытаюсь сказать своим читателям. В каком-то смысле, присутствие Андропова в повести является тестом на способность читателя к логическому, а не к эмоциональному мышлению. Я прекрасно понимал что само упоминание Андропова действует на некоторых людей как красная тряпка на быка. Но я должен сознаться, что не раскаиваюсь в том, что немного над ними поиздевался, поскольку считаю, что они заслужили страдать от своего собственного гнева тем, что не желают думать логически.

Извините меня за то, что я так подробно остановился на Андропове, но мне просто надоело слушать жалобы подобные Вашей, и я решил, что давно пора объясниться. Достаточно об Андропове. Перейдем к делу.

>... Вы предвосхитили мои аргументы о коммунистической логике...

Я вовсе этого не хотел. Вообще-то я удивлен, что Вы усмотрели в моей повести нечто подобное. В интернете как таковом нет ничего коммунистического. Интернет обладает потенциалом как коммунистического, так и капиталистического развития. Вообще, до тех пор покуда людям необходимо питаться, а пища стоит денег, капиталистический потенциал сети будет намного превосходить коммунистический. Только энтузиасты могут работать на двух работах - одной в реальном мире, где они вынуждены зарабатывать себе на хлеб, и другой в сети, где они работают за бесплатно, как будто коммунизм уже наступил. Создатели операционной системы Linux успешно продемонстрировали, что производство организованное на коммунистических принципах (работа за бесплатно, бесплатная раздача произведенных продуктов, отсутствие начальников, когда есть только координаторы, самоорганизация, и т.д.) способно выпускать продукцию по крайней мере столь же хорошую как и та, что производится капиталистическими предприятиями (скажем, операционная система Windows, производимая Майкрософтом). Но мы не должны слишком увлекаться и забывать, что эти люди по прежнему должны где-то зарабатывать деньги, т.е. они по прежнему вынуждены оставаться частью капиталистической системы и получать какой-то доход, иначе они умрут с голоду и не смогут оплачивать счета телефонных компаний для того, чтобы подключиться к интернету. Лишь после того, как мы добавим к сети универсальные саморазмножающиеся наноассемблеры, программисты смогут начать писать  для самих себя и для других людей такие программы, которые будут создавать хлеб и линии связи, и таким образом делать людей независимыми от хлебопекарен и телефонных компаний. Но даже этого может оказаться недостаточно для того, чтобы полностью освободить людей от капиталистической системы, поскольку наноассеблерам потребуется энергия для того, чтобы они могли собирать вещи, а энергия может по прежнему стоить денег. В повести "Сеть Нанотех" я, довольно оптимистично, предположил что холодный ядерный синтез осуществим. Но если он неосуществим, то нам потребуется создать создать основанную на  нанотехнологии инфраструктуру для выработки, накопления и транспортировки энергии. И для того, чтобы иметь возможность распространять эту энергию бесплатно, нам необходимо иметь очень обильный источник энергии, что вероятно означает что та часть этой нанотехнологической инфраструктуры, которая отвечает за выработку энергии должна будет выращиваться (выращиваться наподобие растения, из астероида или лунных материалов) за пределами Земли, в космосе. Она будет собирать бесплатную солнечную энергию и упаковывать ее внутрь наноорганизмов, которые будут непрерывно входить в атмосферу Земли и приносить накопленную в них энергию конечным пользователям. Если Вы читаете по-русски, я могу дать Вам адрес короткой статьи, которую я поместил на русской части моего сайта пару лет назад, и в которой описывается возможная космическая инфраструктура сети нанотех.

Так что от Сети, в том виде в каком она существует сейчас, до коммунизма еще далеко. С другой стороны, принести в Сеть капитализм относительно просто (по сравнению с гигантской задачей построения сети Нанотех с космической инфраструктурой). Все что необходимо для того, чтобы сделать ее капиталистической, это превратить ее в виртуальное полицейское государство, где каждая передача файлов контролируется Большим Братом, непрерывно следящим за тем, чтобы при передаче файла не были нарушены права интеллектуальной собственности или лицензии, и что все виртуальные деньги были должным образом переведены в виртуальный банк. На самом деле построить в Сети капитализм гораздо проще чем коммунизм, но за эту простоту нам придется расплачиваться потерей свободы и гарантий невмешательства в нашу частную жизнь. Большой вопрос состоит в том, желаем ли мы их потерять.

С наилучшими пожеланиями,

Александр Лазаревич


От: Ричарда Барбрука
27 августа 2000 г.

Привет!

Извините за долгою задержку с ответом [...]

>получается, что кровопролитие было неизбежно

Это всегда было оправданием британских империалистов, когда они сталкивались с сопротивлением, оказываемым  оккупированными!

>В любом случае, причины, по которым я выбрал Андропова в качестве того Генерального Секретаря к которому Левшов приходит со своими идеями, не имеют никакого отношения к событиям в Венгрии.

Спасибо за это объяснение Вашего выбора. Меня позабавило следующее наблюдение:

>Горбачев, как в конце концов выяснилось, вовсе не является коммунистом, он социал-демократ (партия которую он сейчас возглавляет называется социал-демократической).

Вплоть до октябрьской революции 1917 года не было никакой разницы между коммунистами, социал-демократами или социалистами! Что меня интересует, так это то, как большевики использовали риторику социалистической революции для того, чтобы оправдаться за то, что им не удалось осуществить самые основные достижения буржуазной революции: правовое государство, свободу слова, регулярные выборы, и т.д. Как отмечал Маркс в полемике с Бакуниным, это - основные условия для самоорганизации рабочих...

[...]

>Левшов не целиком является плодом моего воображения, во всяком случае в том, что касается его идей относительно коммунизма. У него был прототип в жизни.

Вы должны добавить этот материал с историческим фоном к Вашему сайту. Замечательный материал.

>Книга называется "После Коммунизма". Я не знаю, читаете ли Вы по-русски, но я в любом случае не могу рекомендовать Вам прочесть эту книгу, поскольку она написана на невразумительном марксистском жаргоне.

Будучи хорошо обучен марксистскому жаргону, я к сожалению не умею читать по-русски.

> "...человечество пересоздает природу, превращая ее в полностью человеческую, то есть такую, на базисе которой может осуществляться деятельность по претворению в жизнь идеалов Гуманизма."

Фантастика! Ваш таинственный ученый наверняка когда-то читал  "Grundrisse". Анри Лефевр говорит что цель современности состоит в том, чтобы построить "анти-природу" - пространство которое целиком гуманно.

>Андропов представляет из себя нечто большее чем реальный человек из плоти и крови, какими были другие ГенСеки. Он - мифологическая фигура, фольклорный герой, великое и дразнящее "а-что-было-бы-если-бы" советской истории. Что было бы, проживи он на посту Генерального Секретаря не один год, а, скажем, десять лет?

Могла бы система быть реформирована без отложенной буржуазной революции? У меня есть китайский товарищ знакомый с бывшими коллегами по Пекинскому Университету, которые пережили резню на площади Тянамен, и тем не менее сегодня убеждены, что Дэн Сяо-Пин был прав, когда подавил их протесты, учитывая ту катастрофу, которая постигла Советский Союз. Он совершенно с ними не согласен, но понимает их позицию...

> Андропов в моей повести - это мифический Андропов из народного фольклора, а не реальный человек.

А не возрождаете ли Вы просто старый миф о "хорошем императоре" в противоположность "плохому императору"? Лично я считаю, что мы должны быть против всех императоров. Головы им долой!

>Я прекрасно понимал что само упоминание Андропова действует на некоторых людей как красная тряпка на быка.

Вот почему мне нравится дразнить американцев, хваля из за то, что они строят единственную работающую модель коммунизма в истории человечества: Сеть!

[...]

Я собираюсь включить Ваше видение нано-коммунизма в более длинный переработанный вариант [моей статьи] для публикации в виде брошюры (своего рода дань тем старым брошюрам издательства "Прогресс", которые мы читали в Англии, когда были студентами).

[...]

>Все что необходимо для того, чтобы сделать ее капиталистической, это превратить ее в виртуальное полицейское государство, где каждая передача файлов контролируется Большим Братом, непрерывно следящим за тем, чтобы при передаче файла не были нарушены права интеллектуальной собственности или лицензии, и что все виртуальные деньги были должным образом переведены в виртуальный банк.

Некоторые из моих "технических" товарищей полагают, что такой цифровой Панопиткон уже морально устарел. Я воспроизвел некоторые из их аргументов в статье "Регулирование свободы" (Русский перевод статьи имеется по адресу http://www.computerra.ru/offline/2000/362/4450/  - А.Л.) [...]

Да здравствует [кибер]революция!

Пока,

Ричард


Мой ответ:

Привет!

>>получается, что кровопролитие было неизбежно

>Это всегда было оправданием британских империалистов, когда они сталкивались с сопротивлением, оказываемым  оккупированными!

Как я уже сказал в моем первом письме, я не историк, и не хочу вставать на чью либо сторону в споре о том, можно или нельзя было предотвратить кровопролитие.

Но я не думаю, что исторические аналогии с империалистическими войнами применимы к ситуации Холодной Войны. В империалистической войне мы имеем дело с империалистической державой, противостоящей угнетаемому местному населению, в то время как в ситуации Холодной Войны имеются две сверхдержавы, противостоящие друг другу, и случайным образом выбирающие третьи страны в качестве полей для своих сражений (Корею, Венгрию, Вьетнам, Никарагуа, Афганистан, и.д.), при этом местное население выступает в качестве "заместителей" сверхдержав, не желающих вступать в прямой военный конфликт друг с другом. Если взглянуть под таким углом, то вопрос о том, можно ли было избежать кровопролития в Венгрии в 1956 году, фактически сводится к вопросу о том, могли бы сверхдержавы выбрать  себе другое поле боя в 1956 году. И я не думаю, что подобный выбор делается на уровне посла. Такое решение выносится на гораздо более высоком уровне (а может и вовсе на уровне сил стоящих выше простых смертных :)

>Вплоть до октябрьской революции 1917 года не было никакой разницы между коммунистами, социал-демократами или социалистами! 

Но сегодня-то между ними существует огромная разница! Коммунизм в России развивался по  эволюционному пути принципиально отличающемуся от того, по которому шло развитие социализма на Западе. Когда  я говорю, что Горбачев не коммунист, я использую слово "коммунизм" в том смысле, в котором его использовал  С.Платонов (автор книги "После Коммунизма") - т.е. как слово описывающее общество, основанное на гораздо более высоком уровне технологического развития по сравнению с капитализмом. Западные социалисты вроде бы считают, что можно сделать жизнь людей более комфортной, просто перераспределив то общественное богатство, которое производится посредством уже существующих технологий. Как следствие этого, внимание социалистов сосредоточено на изменении общества. Но советский коммунизм, в том виде в каком он стал пониматься к 1980-м годам, был сосредоточен на изменении технологии. (именно советские коммунисты придумали словосочетание "наука как производительная сила общества" - см. официальные документы КПСС того периода). Образно говоря, в противоположность богатому Западу, в такой бедной стране как Россия, социализм не был (и не мог быть) учением о том как поделить уже испеченный пирог, он мог быть только учением о том, как этот пирог выпечь.

Хотя это различие (коммунизм как преобразование природы в противоположность социализму, как преобразованию общества) стало абсолютно очевидным только к концу 20 века, корни этого различия прослеживаются еще в конце 19 века. Учение, которое впоследствии превратилось в советский коммунизм зародилось в царской России, аграрной стране, отстававшей от Запада в своем промышленном развитии на несколько веков. 90% населения этой страны были неграмотны, но в ней существовало образованное меньшинство, которое очень болезненно сознавало это отставание, и желало совершить гигантский технологический прыжок вперед. С самого начала, преобразование общества не было для этих людей самоцелью, они рассматривали социальную революцию скорее как средство для осуществления этого технологического скачка. Помните ленинское "уравнение": "Коммунизм - это Советская Власть плюс электрификация всей страны"? Ленин был зачарован работами Альберта Робиды, французского писателя и художника фантаста конца 19 века, в особенности его романом "Электрическая жизнь" ("La vie electrique", 1883). Ленини начал реализовывать свои "электрические" мечты как только он пришел к власти (так называемый план ГОЭЛРО). Какими бы недостатками не обладал этот человек, невозможно отрицать, что он все же сумел направить Россию по пути научно-технического развития, и менее чем за полвека Советский Союз смог догнать Запад во многих областях науки и техники (некоторые западные историки даже называли Советский Союз первым технократическим государством в истории человечества - и я склонен с ними согласиться). Конечно, было множество диспропорций - технологии производства потребительских товаров отставали гораздо больше чем военные технологии, но это, чего следовало ожидать в условиях шедшей тогда Холодной Войны. Что нам нужно было к середине 1980-х годов, так это продолжать идти по пути технического прогресса и выправлять эти диспропорции.

Вместо этого, Горбачев отказался от технологической мечты советского коммунизма, и пошел по социалистическому пути перераспределения общественного богатства. В России, где этого богатства не очень-то много, такой шаг - верный рецепт для катастрофы - любое перераспределение общественного богатства приводит здесь ко всеобщей панике (в 1991 году жизнь в СССР определенно напоминала жизнь на тонущем корабле) и, в результате, самые бессовестные неизбежно подгребают все под себя, оставляя все прочее население без средств к существованию.

>Фантастика! Ваш таинственный ученый наверняка когда-то читал  "Grundrisse".

Я не знаю, что он читал, но я знаю, что он в явном виде сформулировал то, что неявно подразумевалось в советском коммунизме с самого его зарождения, а именно, что коммунизм означает, прежде всего, технологическое преобразование природы, и лишь затем, как следствие этого, преобразование общества.

>Что меня интересует, так это то, как большевики использовали риторику социалистической революции для того, чтобы оправдаться за то, что им не удалось осуществить самые основные достижения буржуазной революции: правовое государство, свободу слова, регулярные выборы, и т.д.

Я не думаю, что мы должны судить их по их неудачам. Я не думаю, что какая бы то ни было политическая сила - будь то социалисты, коммунисты или кто-либо еще - смогли бы добиться удачи в установлении за одну ночь "правового государства, свободы слова, регулярных выборов и т.д." в стране, имеющей по крайней мере четырехсотлетнюю политическую традицию деспотического правления (начавшуюся, по крайней мере, с правления Ивана Грозного) и с преимущественно крестьянским населением, 90% которого неграмотно. Ожидать, что они смогли бы успешно справиться с подобными задачами было нереалистично. Они сделали только то, что было в человеческих силах, а именно, они превратили страну неграмотных крестьян, в страну почти 100% грамотных городских жителей. Сделав это,  они заложили фундамент для постепенного установления более цивилизованного общества к середине 1980-х годов, т.е. к тому времени, когда большинство населения стало понимать, в чем состоят преимущества правового государства, свободы слова, регулярных выборов, и т.д.. История дала Горбачеву шанс создать такое цивилизованное общество - и он этот шанс упустил. Вместо этого, то что мы имеем в Росси сегодня. это - мафиозное государство, управляемые правительством СМИ, и регулярные, но манипулируемые, выборы.

>Вы должны добавить этот материал с историческим фоном к Вашему сайту. Замечательный материал.

Я опубликую отрывки из нашей переписки на своем сайте. А в будущем я планирую написать и поместить на нем статью "Правда и вымысел в "Сети Нанотех"", где ознакомлю читателей не только с идеологическим и историческим, но и с научно-техническим фоном этой истории.

>Могла бы система быть реформирована без отложенной буржуазной революции?

Система не могла быть реформирована, но она могла эволюционировать. Собственно говоря, вся история Советского Союза это история непрерывной эволюции. Советский Союз при Сталине очень сильно отличался от Советского Союза при Хрущеве, Брежневский СССР отличался от Хрущевского, а Горбачевский от Брежневского. С каждым новым поколением страна становилась все более индустриализированной, и уровень жизни постепенно повышался. Население становилось все более образованным. Страна медленно эволюционировала в направлении цивилизованного государства, но такого, которое очень сильно отличалось от западной модели. Она шла по очень сильно отличающемуся эволюционному пути, и в конце концов могла бы породить цивилизацию очень отличную от западной, но не менее жизнеспособную и технологически развитую, и может быть даже более гуманную. Но она не могла быть реформирована, любая попытка реформирования обречена была закончиться вымиранием всего ее населения, и это именно то, что сейчас происходит - население России быстро сокращалось (почти на миллион человек в год) на протяжении всего периода с 1991 года. В результате того, что случилось, планета Земля станет на одну цивилизацию беднее.

>У меня есть китайский товарищ знакомый с бывшими коллегами по Пекинскому Университету, которые пережили резню на площади Тянамен, и тем не менее сегодня убеждены, что Дэн Сяо-Пин был прав, когда подавил их протесты, учитывая ту катастрофу, которая постигла Советский Союз. Он совершенно с ними не согласен, но понимает их позицию...

Я не очень много знаю о китайцах, но мне представляется, что они строят свою собственную цивилизацию. Очевидно, что они не собираются слепо копировать все аспекты западного образа жизни, и в этом вероятно состоит причина их успеха. Подавив прозападные силы они сумели спасти свою страну от вымирания. Ваш китайский товарищ может не соглашаться по моральным соображениям, но я не думаю, что он может отрицать того очевидного факта, что сравнительная история России и Китая последнего десятилетия убедительно продемонстрировала кто был прав а кто не прав. Систему невозможно реформировать так, чтобы втиснуть ее в ложе западной модели, она может только эволюционировать, иначе вся страна вымрет.

>А не возрождаете ли Вы просто старый миф о "хорошем императоре" в противоположность "плохому императору"?

Надеюсь что нет. По моему, каждый император, "хороший" или "плохой" является, в первую очередь, заложником своей собственной власти, и это именно то впечатление, которое я пытался передать в эпизоде с Андроповым. Я вовсе не пытался сделать так, чтобы он выглядел "хорошим", я просто пытался изобразить старого больного человека, попавшего в ловушку своего собственного опасно высокого политического поста (до сих пор ходят слухи о том, что он умер не своей смертью) и отчаянно ищущего выход. Я пытался изобразить человека, который на протяжении своей жизни удивительным образом превратился из молодого поэта-идеалиста в шефа секретной полиции, призванного, помимо всего прочего, преследовать молодых идеалистов - поэтов и художников (но который, как выясняется, спасал их, высылая их на Запад). Хорошие парни и плохие парни существуют только в голливудских фильмах. Живые люди гораздо сложнее. А этот конкретный человек был, вне всякого сомнения, чертовски сложен. В этом коротком эпизоде я лишь попытался слегка намекнуть на сложность характера, а не на его "хорошесть". 

>Лично я считаю, что мы должны быть против всех императоров. Головы им долой!

Хотел бы я с Вами согласиться, но я знаю из истории французской и русской революций, что как только Вы обезглавите императора, остановиться будет уже невозможно. Обезглавливания будут продолжаться десятилетиями, до тех пор, пока те, кто обезглавил императора, сами не окажутся обезглавленными (а вместе с ними еще миллионы ни в чем не повинных сторонних наблюдателей). 

>Я собираюсь включить Ваше видение нано-коммунизма

Я принципиально возражаю против термина "нано-коммунизм" (или, раз уж на то пошло "кибер-коммунизм"). Эти термины подразумевают, что коммунизм можно построить на основе одной конкретной технологии (такой как интернет) или семейства технологий (такого как нанотехнологии). На самом деле ни одна отдельная технология или отдельное семейство технологий не могут гарантировать коммунизма. В моем предыдущем письме я уже начал объяснять почему я не считаю что Сети внутренне присущ коммунизм. Я хочу подчеркнуть свой основной аргумент: до тех пока пища и кров не бесплатны, люди по прежнему будут жить в денежной экономике, и экономика основанная на дарении останется, в лучшем случае, дополнением к денежной экономике, роскошью, которой предаются лишь те, кто зарабатывает деньги за пределами экономики основанной на бесплатном дарении, поскольку люди, которые не могут оплатить свои телефонные счета, не могут участвовать в Сети. И только люди, у которых уже есть деньги могут позволить себе раздавать информацию за бесплатно, поскольку в противном случае они умерли бы с голоду в нашем мире, в котором пища стоит денег.

В противоположность информации, пища никогда не сможет стать абсолютно бесплатной (хотя ее стоимость может значительно снизиться с внедрением новых технологий). В противоположность информации, пища материальна. Существует фундаментальная разница между материальными вещами (такими как материя и энергия) и нематериальными вещами (информацией). Информацию можно воспроизводить в потенциально неограниченном количестве копий, и поэтому она представляет из себя неограниченный ресурс, который вы можете отдавать сколько угодно. С другой стороны, внутри замкнутой системы может существовать лишь определенное количество материи и энергии (систему Земля - Солнце можно рассматривать в качестве именно такой замкнутой системы, поскольку Земля получает большую часть своей энергии от Солнца, вклад других внешних источников пренебрежимо мал). Материя и энергия в замкнутой системе представляют из себя ограниченный ресурс, а ограниченные ресурсы необходимо бережно использовать и ценить. Если вы располагаете лишь некоторым ограниченным количеством ресурсов, вы не можете раздавать их бесплатно, иначе они у вас весьма скоро кончатся. Вы можете лишь обменивать их на что-либо равноценное. Для этой цели вам необходимо что-то, что позволяло бы измерять их ценность. Иными словами, нужны деньги. Деньги будут существовать до тех пор, пока существует хоть один ограниченный ресурс, который может оказаться полезен человечеству. 

Это означает, что коммунизм, понимаемый как экономика, основанная ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на принципе безвозмездного дарения, никогда не может быть достигнут. И я не думаю, что пытаться сделать экономику полностью свободной от денег и исключительно основанной на принципе свободного дарения является достойной целью. Подобная цель столь же абсурдна, как и цель построения экономики основанной  исключительно на государственной собственности и центральном планировании без элементов рынка (или раз уж на то пошло, столь же абсурдна, как экономика основанная исключительно на рыночных силах и частном предпринимательстве, и отрицающая всякое планирование). Я думаю, что нам следует перестать пытаться определять идеальное общество в терминах желаемой экономической модели, и начать думать о том, как мы могли бы определить такое общество в терминах желаемого образа жизни. 

Я предлагаю определить коммунизм как такой образ жизни, при котором люди, вместо того, что конкурировать друг с другом за скудные ресурсы, сотрудничают друг с другом для того, чтобы сделать эти ресурсы более обильными. 

При такой формулировке, коммунизм превращается в трудную, но благородную и достойную цель, даже если она не может быть достигнута с абсолютной полнотой. Хотя мы никогда не сможем сделать все ресурсы абсолютно неограниченными и бесконечно доступными, это не означает, что мы не должны стремиться к такой цели. Мы можем приближаться к ней, используя математический термин, асимптотически, т.е. мы можем с каждым днем приближаться к ней все ближе и ближе, никогда окончательно ее не достигая. 

В такой формулировке коммунизм становится идеалом, который может руководить нашими действиями, понемногу, с каждым днем, делая мир в котором мы живем лучше. Его не следует рассматривать как некую конечную цель, которая, как только она будет достигнута, положит конец процессу самоусовершенствования и прогресса человечества.

Существует множество препятствий к достижению более свободного состояния мира, при котором ресурсы были бы более легко доступны и люди были бы менее ограничены в своих действиях государством. Вы, по-видимому, исходите из того, что есть только одна причина, по которой Земля может превратиться в одно гигантское полицейское государство (то что Вы называете "Паноптиконом"), а именно. устаревшая традиция защиты прав интеллектуальной собственности, которая искусственно превращает информацию в ограниченный ресурс. Но существуют и другие причины: 1) ограниченность материальных и энергетических ресурсов изолированной планеты Земля, которая ведет к необходимости введения нормированного распределения; 2) проблемы окружающей среды, которые ведут к необходимости принудительного снижения уровня жизни; и 3) перенаселенность, которая ведет к необходимости введения строгого ограничения рождаемости. "Паноптикон" неизбежно возникнет, хотя бы для того только, чтобы проводить в жизнь принудительное нормированное распределение, защиту окружающей среды и ограничение рождаемости, даже если мы сумеем каким-то образом избавиться от прав интеллектуальной собственности. Ограниченность ресурсов, экологические проблемы, перенаселенность, и проблемы авторского права могут иметь взаимоусиливающее воздействие и превратить Землю в глобальное полицейское государство. Единственным способом избежать нехватки материальных ресурсов, экологических катастроф и перенаселенности, не пожертвовав при этом свободой, является прекращение изоляции Земли и начало использования материальных и энергетических ресурсов открытого космоса. А это означает, что у нас не может быть "кибер-коммунизма" или "нано-коммунизма" без "космо-коммунизма" (Блестящий анализ того, что произойдет с социальными институтами Земли, если мы не сумеем освоить космос см. в статье Роберта Зубрина "Значение марсианского фронтира" ["The Significance of the Martian Frontier" by Robert Zubrin]. Эта статья давно стала классикой, и она имеется, например, по адресу http://spot.colorado.edu/~marscase/cfm/articles/frontier.html , наряду с, по крайней мере, дюжиной других сайтов.[статья на английском, русского перевода я в Сети не нашел - А.Л.]) 

Вот почему я предпочитаю термин "техно-коммунизм", который подразумевает только то, что к коммунизму можно идти посредством всестороннего развития техники, не выделяя особо какую-либо отдельную технологию.

Короткий, и возможно неполный список технологий, обеспечивающих приближение к коммунизму, мог бы выглядеть следующим образом:

  1. Сетевые и коммуникационные технологии: для обеспечения свободного доступа к информации.
  2. Транспортные технологии: для облегчения доступа к ограниченным ресурсам - жизненному пространству, сырью, энергии.
  3. Космические технологии: для превращения ограниченных ресурсов - жизненного пространства, сырья, энергии - в почти что неограниченные ресурсы, и облегчения экологических проблем посредством выноса промышленности в космос (расширения "экологических" ресурсов)
  4. Технология управляемого ядерного синтеза: для превращения энергии в почти неограниченный ресурс.
  5. Технология бессмертия: для превращения самого ограниченного ресурса - продолжительности жизни человека в неограниченный ресурс (Это очень важно! Смертные борются друг с другом за ресурсы, поскольку они не могут ждать своей очереди на использование ограниченного ресурса - у них просто нет времени чтобы стоять в очереди. Настоящий коммунизм вероятно начнется только после достижения бессмертия. Это не столь невозможная и отдаленная цель как может показаться. Среди нас уже живут люди, имеющие хорошие шансы стать бессмертными. То как мы можем "срезать угол" на пути к бессмертию описано в моей статье о Модульной Системе Бессмертия.
  6. Нанотехнологии: для того, чтобы сделать все вышеперечисленные технологии свободно доступными для широкой публики.

 

>Да здравствует [кибер]революция!

Я уже один раз пережил своего рода революцию (ельцинский государственный переворот в декабре 1991 года), и с тех пор испытываю отвращение к революциям любого рода. Революции выявляют в людях их худшие черты, разрушают культуру и обыкновенную порядочность. Старая цивилизация рушится, а для выращивания новой требуются десятилетия.

Да здравствует эволюция!

С наилучшими пожеланиями,

Александр Лазаревич


 

Hosted by uCoz