From: Elena Kalinina

Subject: Смеяться полезно.

Date: Friday, March 20, 1998 4:09 PM

Добрый день, Александр!

Прошу Вас, не сочтите за оскорбление, но чувство юмора - это скорее добродетель, и я бы порекомендовала Вам в следующих произведениях не скрывать его от читателей . И наделить этим чувством ваших героев. А то они до слез напоминают "полупрозрачных изобретателей" из "Понедельника" Стругацких. В жизни всегда есть место "чертовщинке" и веселью, правда, если этого нет, то, как говорится, и суда нет, ничего страшного. А вот ирония, остроумие, даже доля ехидства, словом, некая "изящность" мысли, некая легкость восприятия совсем не помешали бы. Я уже не говорю о такой вещи, как разумное и критическое отношение ко всяким политическим воззрениям, как к чужим, так и, между прочим, своим. Умение посмеятся над собой тяжело дается, но многое дает. А идеологическое грузилово* дает очень мало, особенно если подано в форме монолога. (Вы, возможно считаете, что у Вас оно подано в форме диалога, а именно в разговорах героев; отнюдь, все разговоры у Вас звучат, как споры человека с воображаемым оппонентом, то есть с самим собой). Попробуйте, хотя бы для эксперимента, поменять второе на первое. А мы почитаем.

Заранее прошу извинения, если чем-то задела Вас. Это письмо не требует ответа, потому что не содержит вопросов, и, конечно, Вы можете не публиковать его, если не хотите.

С уважением, Елена (25 лет).

_________

*грузилово - словечко из молодежного сленга, как раз то, из чего состоят 70% Ваших произведений.


ОТВЕТ:

Здравствуйте Елена,

Боюсь что я вынужден буду Вас разочаровать - я не могу воспользоваться Вашим советом не скрывать от читателей чувства юмора поскольку этим чувством не обладаю, во всяком случае не обладаю таким чувством юмора, какое, как я понял, Вам нравится. Я считаю ехидство отвратительной чертой характера, и стараюсь по возможности изгонять его из своего литературного стиля. Можете сравнить мое последнее сочинение ("Сеть Нанотех") с комедией "Феномен Д.Л.Ч." (1977 г.) или с сатирой "Звездолет-1" (1985 г.), где этого самого ехидства еще достаточно, и Вы увидите что я двигаюсь в направлении прямо противоположном Вашим пожеланиям. Если я когда-либо и умел писать смешно, то после декабря 1991 года я просто разучился это делать. Все что я видел, слышал и испытал с тех пор, привело меня к убеждению, что нынешнее положение дел в нашей стране можно охарактеризовать одним словом - Катастрофа. А веселиться и ерничать во время катастрофы - для меня все равно, что принимать участие в пире во время чумы. Прошу понять меня правильно - я вовсе не осуждаю тех молодых людей, которые продолжают веселиться даже в наше трудное время. Если помните, у Пушкина в "Пире во время чумы" был такой противный старикашка, который появился в самый разгар пиршества и испортил все веселье, напомнив пирующим что вокруг них умирают люди. Поверьте, мне совершенно не хочется выступать здесь в роли этого противного старикашки. Я прекрасно понимаю, что веселье абсолютно естественно для юности, это заложено чуть ли на физиологическом уровне - если котенок не бегает и не резвится, то это больной котенок. Если юноша в 18 лет полон серьезности и мрачной решимости, то я склонен подозревать, что у него что-то не в порядке с обменом веществ. Никакие тяжелые времена не могут служить достаточным основанием для того, чтобы отобрать у юности то, что принадлежит ей по праву, дарованному самой природой - смех и веселье. Но, как говаривали древние, познание умножает скорбь. И если я вижу своего ровесника, человека сорока лет, который продолжает веселиться как котенок, то я склонен подозревать, что у него что-то не в порядке со способностью к познанию (или, может быть, он просто объелся "китти-кэта"?). Опять же, поймите меня правильно. Я вовсе не хочу сказать, что к сорока годам все обязаны ходить с мрачной миной. В некоторых ситуациях улыбка и шутка являются столь же обязательным аксессуаром как галстук. Можно сделать над собой определенное усилие, и никто не заметит, что Ваше веселье не "от души". Но в художественном произведении веселье подделать невозможно - оно либо есть в душе у автора, либо его нет, и как только неискренняя веселость ложится на бумагу, ее неискренность становится очевидной всем читателям, поскольку ее уже нельзя прикрыть хорошо отрепетированной и сыгранной улыбкой.

Именно по этой причине я пишу свои произведения в жанре научной-фантастики, а не в жанре сборника юморесок наподобие "Понедельника" Стругацких. Прошу Вас заметить, что я вовсе не пытаюсь сказать о Стругацких что-то плохое. Просто Стругацкие не имеют никакого отношения к тому жанру, в котором работали Жюль Верн, Герберт Уэлс, Александр Беляев, Анатолий Днепров, Артур Кларк, Бен Бова, Карл Саган, и многие другие писатели, перечислять которых здесь просто не хватит места, и в котором, в меру своих скромных сил и способностей, пытаюсь работать и я. В силу ряда причин, на которых я не буду здесь останавливаться, у нас в стране произошло смещение понятий, в результате которого у нас стали причислять к жанру научной фантастики все что угодно, включая даже произведения в жанре "фэнтази". Повторяю, я не хочу сказать об этих произведениях ничего плохого, просто это совершенно другой жанр. Но в результате этого смешения понятий выросло целое поколение читателей, которое вообще никогда научной фантастики не читало, но не знает об этом, будучи уверенным в обратном. И когда они по ошибке все же впервые сталкиваются с собственно научной фантастикой, возмущению их обычно нет предела: мол, мы открыли книжку предвкушая что-нибудь веселенькое, развлекательное, с живыми, взятыми из жизни характерами, а нам подсунули смесь из учебника физики с философским трактатом!

К сожалению, Вас уже поздно об этом предупреждать, Вы уже, как я понимаю, схватили по ошибке некоторые из моих произведений, и вынуждены были в страшных муках читать их до конца. Приношу Вам за это свои извинения. Но для того, чтобы предотвратить дальнейшие жертвы среди читателей, я приведу здесь краткую формулировку своего понимания того, что такое научная фантастика.

Вот она: Предметом научной фантастики являются взаимоотношения в триаде "Вселенная, Машина, Человек", но никоим образом не взаимоотношения между людьми - для того, чтобы исследовать эти взаимоотношения существует художественная литература. Научная фантастика не является частью художественной литературы, это совершенно самостоятельный вид литературы наравне с научно-популярной литературой, художественной литературой и публицистикой.

>разумное и критическое отношение ко всяким политическим воззрениям,как к чужим, так и, между прочим, своим.

Строго говоря, это не по адресу, поскольку политических воззрений у меня вообще нет - я политикой абсолютно не интересуюсь, не читаю ни одной газеты, и не смотрю новости по телевизору. Я не являюсь сторонником ни одной из существующих ныне партий, поскольку ни одна из них не выражает мои интересы и не соответствует моему мировоззрению. Но свое собственное мировоззрение, или если угодно, "идеология", у меня есть. Я шел к нему многие годы, и как мне кажется, понял некоторые вещи, которые большинством людей, (опять же, как мне кажется) не осознаются, и поэтому я считал своим долгом поделиться с ними тем, что мне удалось найти. И именно сознание этого долга явилось той единственной силой, которая смогла заставить меня, страшного лентяя, в течение полугода садиться каждый вечер после работы за компьютер и писать свою повесть. Так что пробовать писать чего-то "для эксперимента", а тем более для развлечения праздной публики я не собираюсь.

А что касается критического отношения к своим взглядам, то я прекрасно отдаю себе отчет в том, что я, как и всякий человек, могу заблуждаться. Но я также отдаю себе отчет в том, что у всякой по настоящему новой идеи критиков всегда найдется очень много (и уже нашлись), а защитников у нее поначалу только я один. Не ровен час можно ростки нового и вовсе затоптать. Так что, по крайней мере на этом начальном этапе в жизни идеи, я ее критикам помогать не намерен.

А идеологическое грузилово* дает очень мало,особенно если подано в форме монолога.
*грузилово - словечко из молодежного сленга, как раз то, из чего состоят 70% Ваших произведений.

А вот это то, что меня по-настоящему расстроило в Вашем письме. Если Вы правы, и если большинство молодых читателей действительно восприняли 70% моей последней повести как "грузилово", то это значит, что мне не удалось до них "достучаться", не удалось прорваться через стереотипы их восприятия, и новые идеи были восприняты ими как нечто старое и надоевшее.

Это значит, что пол-года моей работы в значительной степени пошло на смарку. Ну, что ж, на ошибках учатся. Как говориться, "спасибо за своевременный сигнал". Если я когда-нибудь еще соберусь что-нибудь писать, буду учитывать, что мне придется пробиваться через идеологические стереотипы, навязанные публике нынешней официальной пропагандой, и заставляющие ее воспринимать как "грузилово" все, что хоть сколько-нибудь отличается от официальной точки зрения.

Еще раз спасибо за откровенность. И до поры до времени не слишком берите в голову то, что я здесь понаписал. Веселитесь пока Вы молоды, т.е. пока Вы еще можете веселиться. А уж потом поговорим.

С уважением,

Александр Лазаревич

P.S. Раз уж Вам так хочется чего-нибудь веселенького почитать, попробуйте "Феномен Д.Л.Ч.". Правда многое там уже устарело, и я не уверен, что эта комедия будет хорошо восприниматься и сегодня, но когда-то очень многие люди находили эту вещицу весьма забавной.

 

Hosted by uCoz