Еще одно письмо от В.Пронина (см. также ответы на его предыдущие письма)

Получено 6 ноября 1999 г.

Позитивная мотивация.В СССР был моральный кодекс строителя коммунизма,в США positive thikning,у экстропистов practical optimism - более совершенная версия позитивной мотивации.У Вас в плане книги ["Cоветия"] ничего на эту тему я не нашел.А она заслуживает как минимум отдельной главы.

С уважением

Виталий Пронин.


Ответ:

Мне кажется, что в своем вопросе вы смешали несколько разные вещи. "Моральный кодекс" представлял из себя в основном свод моральных принципов, то есть он говорит об отношениях между людьми, а экстропианский practical optimism говорит об отношении к жизни вообще. Экстропианцы вынуждены формулировать подобные принципы в явном виде, поскольку они не народ, а общественное движение.

За советским же народом стоит его культура, пусть очень молодая, всего 70-80 лет, но по своему богатству и разнообразию уже способная сравниться с культурами некоторых из древних народов. У любого народа отношение народа к жизни "разлито" в его культуре. Смотрите советские фильмы (кино всегда было для советского народа "важнейшим из искусств") - там это отношение прекрасно отражено.

Я не хочу сказать, что отношение советского народа к жизни всегда и во всем "правильное". Если бы оно было во всем правильным, мы бы сегодня не оказались в таком сложном положении. Но оно уже существует и никакой самозванный "учитель народа" не имеет права предписывать ему абстрактные принципы поведения.

Но с другой стороны, будучи частью этого народа, я считаю себя вправе критиковать то, что мне в моем народе не нравится, и высказывать соображения относительно того, какие черты и особенности отношения советского народа к жизни следует развивать дальше, а от каких следует постараться избавиться, если мы хотим выжить и осуществить свое предназначение в этом мире.

Я считаю, что источником большинства бед советского народа является его максимализм и идеализм, стремление к тому, чтобы все и всегда выполнялось на сто и более процентов. Отсюда все эти "сплошные коллективизации" и "полные искоренения" всего, что не укладывалось в упрощенные идеологические модели, которыми переполнена советская история, и которые привели к возникновению огромного количества врагов советского народа внутри страны среди крестьян, верующих, творческой интеллигенции, и других категорий населения, затронутых этими самыми кампаниями "полного искоренения" очередного не понравившегося идеологам явления.

Самое обидное, что во многих случаях эти самые "полные искоренения" были не нужны. Мы нажили себе лишних врагов, не сумев определить ДОСТАТОЧНУЮ (а не абсолютно полную!) степень коррекций вносимых в общество. Под "достаточной" степенью я имею в виду степень достаточную в данный конкретный момент для обеспечения оптимальной (не всегда максимальной!) скорости продвижения к поставленной цели (о целях я скажу немного ниже).

Максимализм опасен также тем, что большинство максималистов в конце концов убеждаются, что жизнь невозможно вогнать в жесткие рамки идеала. Поэтому максималисты в конце концов разочаровываются в жизни и превращаются в пессимистов и циников (а иногда бывает и хуже: меняют знак своего фанатизма на противоположный, вместо того, чтобы избавится от фанатизма вообще).

И раз уж Вы так хотите перечисления принципов, вот Вам первые два:

  1. Принцип достаточности применяемых мер: при использовании социальных способов решения проблем необходимо ограничиваться достаточными мерами (при этом подразумевается, что социальный способ решения проблем должен применяться только в крайних случаях, когда технический метод решения пока еще не реализуем, а бездействие ставит под угрозу технический прогресс цивилизации, и таким образом уничтожает надежду на то, что технический метод вообще когда-либо сможет быть реализован).
  2. Принцип недостижимости социальных идеалов: идеалы служат лишь ориентирами, определяющими направление социального развития, но не должны рассматриваться в качестве некоего конечного состояния, которое можно достичь в действительности (в лучшем случае возможно лишь асимптотическое приближение к идеалу).

Это негативные принципы (т.е. перечисление того, что делать не надо). Теперь о позитивных принципах и целях. (Я предпочел бы начать именно с них, но полная трагических ошибок история советского народа требовало сначала сказать о том, чего делать ни в коем случае не следует).

Я считаю, что главной положительной традицией советской цивилизации, которую необходимо всячески поддерживать и развивать - это отношение к Вселенной как к точке приложения творческих сил человека, представление о человеке как о силе, преобразующей природу на благо человечества. Советская цивилизация родилась в ответ на историческую необходимость ускоренной индустриализации отсталой аграрной страны - Российской империи. Можно сказать, что советская цивилизация родилась тогда, когда Ленин прочел сочинения французского фантаста Андре Рабиды о грядущем "электрифицированном" двадцатом веке полном чудес, и решил воспользоваться модной в те времена на Западе теорией Маркса чтобы сделать из России лапотной Россию электрифицированную и радиофицированную. "Радио - газета без бумаги и расстояний" - эта приписываемая Ленину фраза на самом деле взята из сочинений Рабиды, как впрочем и многие другие "ленинские" фразы. Лишь формула "коммунизм - это советская власть плюс электрификация всей страны" бесспорно принадлежит Ленину. Сегодня слова "электрификация" и "радиофикация" звучат немного архаично, поскольку этот этап технического прогресса был пройден с выполнением плана ГОЭЛРО, но на пороге двадцатого века они были не менее актуальны чем "компьютеризация" и "интернетизация" на пороге двадцать первого. И нам сегодня трудно представить насколько архаичным и смешным будет казаться термин "компьютеризация" в недалеком будущем, когда на повестку дня встанет вопрос о "нанотехнологизации".

Но дело ведь не в конкретных технологиях, а в преданности самой идее технического прогресса. Приверженность идее технического прогресса легла в основу советской цивилизации с самого ее начала. И она не стала менее актуальной за прошедшее столетие - скорее наоборот, учитывая надвигающуюся угрозу второго средневековья.

Кроме того, мне представляется, что в советском народе в последние десятилетия в целом вызрело понимание того, что любые проблемы стоящие перед обществом должны преимущественно решаться не путем социально-психологических манипуляций с населением, а путем технического решения проблем. Всегда любивших технику советских людей уже больше не обманет псевдотехницисткий (а по сути технократический) подход, при котором человека уподобляли винтику в машине государства. Настоящая техника решает проблемы, стоящие перед обществом за счет расширения диалога между человеком и природой, а не пытается строить машины и механизмы из живых людей. Настоящая техника проводит мысленную черту между человеком и природой, и не пытается насильственно преобразовывать человека, занимаясь исключительно преобразованием природы и открытием новых природных ресурсов. Разумеется, это не означает, что конкретный человек не может воспользоваться результатами технического прогресса для того, чтобы усовершенствовать свое тело и мозг. Но в этом случае речь идет именно о новых возможностях, которые можно использовать, а можно и не использовать - на личное усмотрение.

Итак, первый позитивный принцип, который бы я выделил (кстати, дополняющий первый из вышеприведенных негативных принципов) - это необходимость всегда искать техническое решение стоящих перед обществом проблем. (Под техническим решением социальной проблемы я понимаю решение, снимающее эту проблему за счет предоставления обществу новых ресурсов и новых возможностей управления природой и преобразования природы, а не технические манипуляции над людьми). В случае если техническое решение по каким либо причинам временно невозможно, необходимо искать такие временные социально-психологические решения, которые приблизили бы нас к возможности технического решения. При появлении первой же технической возможности, ограничения, накладываемые на людей социально-психологическими решениями должны сниматься. Иными словами, свобода должна быть одним из идеалов общества.

Второй позитивный принцип (дополняющий второй из негативных принципов) можно выразить двумя словами: "Надо мечтать!". Решение любой технической задачи начинается с ее постановки в идеальном виде, то, что в АРИЗе - Алгоритме Решения Изобретательских Задач - называется "идеальный конечный результат" (Вообще АРИЗ, или как его еще называют ТРИЗ - Теория Решения Изобретательских Задач - это одна из величайших жемчужин советского культурного наследия. Если хотите понять что в советской культуре соответствует американскому позитивному мышлению, и при этом во многих отношениях далеко превосходит его - прочтите любой учебник по АРИЗу).

Повторюсь еще раз - речь идет о технических задачах, но не социальных, поскольку люди не могут быть объектом технократических манипуляций, и всякие попытки привести общество или отдельных людей к некоему "идеальному конечному результату", как показывает история, всегда заканчивались страшными трагедиями. Техника должна заканчиваться там, где начинается человек.

Техническую задачу надо ставить даже тогда, когда она кажется на первый взгляд неразрешимой. Вся история техники говорит нам, что не бывает неразрешимых технических задач, бывают лишь задачи, решение которых пока еще не найдено. Собственно говоря, техническое творчество есть не что иное как поиск лазеек в законах природы, и превращение невозможного в возможное. Постановка любой задачи начинается с мечты. Потом ученые объясняют, почему эта задача неразрешима. Заткем приходят инженеры и находят решение.

Наглядным примером является мечта о полете в космос на ракете. В начале века ученые посчитали количество топлива, необходимого для вывода ракеты на орбиту. "Строго научно" получалось, что ракета будет столь тяжела, что она не сможет подняться с Земли, и полет на ракете в космос невозможен. Но Циолковский нашел лазейку - предложил многоступенчатую ракету, которой не надо тащить на орбиту пустые баки из под топлива, израсходованного в первые минуты полета, вес ракеты резко снизился, и "запрет" законов природы на полеты в космос оказался обойден.

Потом "вылез" еще один фундаментальный "научный" запрет на полет в космос, на этот раз со стороны теории вероятности. Дело в том, что в ракете на много порядков больше деталей, чем, скажем в автомобиле. Выход из строя почти любой из этих деталей ведет к катастрофическим последствиям. Теория вероятности говорит, что при таком огромном количестве деталей хоть одна из них, но обязательно выйдет из строя во время полета. Иными словами, ракеты с почти стопроцентной вероятностью должны взрываться не долетев до орбиты. Но инженеры обошли и этот запрет, придумав тройное резервирование с мажоритарным голосованием для большинства систем ракеты.

Короче говоря, ракеты в космос летать не могут, но они летают, и даже не всегда взрываются. Техника - это искусство невозможного.

Еще один важный принцип инженерного мышления состоит в том, что настоящий инженер никогда не воспримет неудачные результаты первых опытов в качестве свидетельства того, что задача неразрешима и поиски решения следует прекратить. Наоборот, неудачный результат приближает нас к решению задачи еще на один шаг, показывая нам в чем мы ошиблись, помогая нам глубже понять условия задачи. Помните тот замечательный эпизод в фильме "Укрощение огня", когда чиновник спрашивает у Главного Конструктора: "Почему у Вас ракеты взрываются?" - "От недомыслия." - отвечает Главный. А затем объясняет опешившему от подобной "наглости" чиновнику, что недомыслие - это нормальный этап процесса познания.

Попытаюсь еще раз подытожить все вышесказанное:

С уважением,

Александр Лазаревич

См. также: Вопросы, затронутые в этом письме во многом перекликается с моим объяснение того, что я понимаю под словом "коммунизм" в ответе на письмо А.Лебедева от 20.05.99


Hosted by uCoz