Date: Wed, 4 Feb 2004

Добрый вечер! Александр!

Сделал отзыв на ваше произведение на форуме политолога С.Г. Кара-Мурзы
http://vif2ne.ru/nvz/forum/0/co/108430.htm
прошу прощения за маленькую критику в целом это по настоящему смелое прекрасное произведение.

С уважением, Александр Решняк


Ответ:

Здравствуйте!

  Извините, что так долго не отвечал на Ваше письмо, но для того, чтобы на него ответить мне пришлось сперва ознакомиться с книгой Кара-Мурзы «Советская Цивилизация». Должен сказать, что о существовании этой книги я знал давно, но читать ее не хотел, поскольку после просмотра оглавления решил, что эта книга не имеет никакого отношения к той проблематике, которой я посвятил свою книгу «Советия». А именно, я писал свою книгу о советском народе и советской цивилизации, а Кара-Мурза – о русском народе и особенностях русской цивилизации в советский период. Мне показалось, что автор «Советской цивилизации» даже не догадывается о существовании отдельного советского народа, не просто отличного от русского, но и во многих отношениях ему противостоящего, и считает слово «советский» синонимом слова «русский». И нужно сказать, что внимательное прочтение текста книги подтвердило мои первоначальные подозрения – он действительно очень часто употребляет эти слова как синонимы. В этом смысле его произведение имеет право претендовать на место в книге рекордов Гиннеса как самая длинная монография, в которой ни слова не сказано о предмете, вынесенном в заголовок книги.

Прошу понять меня правильно – я вовсе не хочу сказать, что книга эта совсем плохая. Если рассматривать ее как исследование особенностей русского народа в советский период, то это – чрезвычайно интересное исследование (если бы только не этот вводящий в заблуждение заголовок), плюс к тому это ценный исторический документ - свидетельство очевидца и участника описываемой эпохи.

Но с другой стороны, я должен заметить, что выводы, к которым приходит этот чрезвычайно эрудированный автор в результате всех своих научных изысканий, произвели на меня тяжелое и гнетущее впечатление. Если его выводы верны, то получается, что наше общество навеки обречено жить в оковах традиционализма и религии, и должно навеки забыть про гуманистический идеал свободы личности от ограничений, накладываемых на нее обществом. Единственные альтернативы традиционалистскому муравейнику, которые он способен себе представить - это либо полное вымирание, либо превращение всего общества в общество торгашей, ведущих бесконечную войну всех против всех. Коммунистический идеал свободного индивидуума, занятого не войной против ближнего своего, а творческим преобразованием природы на благо всего человечества, для него, похоже, является досужей выдумкой либеральных коммунистов-западников, которая никогда не приживется в России – все его симпатии на стороне коммунистов-традиционалистов, воспевающих средневековую общину (т.е. тех, кого марксисты называют утопическими социалистами).

Я не могу спорить с научными выводами этой книги, поскольку не являюсь ни социологом, ни историком, ни экономистом, и не располагаю необходимыми для этого знаниями и эрудицией, и мой жизненный опыт гораздо уже, чем у автора рассматриваемой книги. Я могу лишь надеяться на то, что выводы автора этой книги неверны в связи с тем, что он использовал неадекватную концептуальную модель (игнорирующую, в частности, существование советского народа).

На мой взгляд, главным концептуальным изъяном обсуждаемой книги является ее ограниченность только теми цивилизационными формациями, которые существуют на сегодняшний день – либо традиционное общинное общество, либо современное западное общество торгашей, третьего не дано. (Разумеется, Вы понимаете, что под торгашами я понимаю здесь и далее не работников торговли, а именно торгашей, людей с торгашеским отношением к жизни, которые могут встречаться в любой сфере человеческой жизни, не только в торговле). Потенциальная возможность возникновения обществ новых типов, как адаптаций к новым условиям, порождаемым научно  технической революцией, в ней в принципе не принимается во внимание. Такое впечатление, что вместе с постоянно проклинаемым им «евроцентризмом» автор вообще отбросил эволюционный подход к истории. Между тем, даже если предположить что «евроцентризм» (понимаемый как представление о том, что все общества должны следовать по эволюционной траектории Европы) неверен, отсюда еще не следует, что общества вообще не должны эволюционировать – просто они могут эволюционировать каждое по своей траектории. Говоря проще, на сегодня существует только два известных типа цивилизаций – цивилизация общинников и цивилизация торгашей. Из истории известно, что цивилизация торгашей не возникает из ничего – она может получиться только в результате эволюционного развития цивилизации общинников. Но из этого еще не следует, что цивилизация общинников в результате своего эволюционного развития обязательно и при любых условиях должна превратиться в цивилизацию торгашей. Не исключено возникновение таких условий, при которых цивилизация общинников сможет, минуя «торгашескую» фазу развития, превратиться в неведомую нам пока еще цивилизацию творцов. Если не учитывать такой возможности, то можно придти к реакционным выводам о нежелательности эволюции, к идеализации исторической отсталости. И мне кажется, что именно это произошло в сочинении Кара-Мурзы – идеализация крестьянской общины, религии и исторической отсталости вообще. Возможно, что он просто проглядел момент, когда начался переход от цивилизации общинников к цивилизации творцов, тем более что эти две цивилизации обладают некоторыми сходными чертами (например, для той и другой не характерна «война всех против всех»). 

Объяснить происхождение этих черт сходства можно исходя из классической модели диалектического развития по спирали – «творцы» находятся в той же точке «окружности», что и «общинники», но на один виток выше. При «нормальном» («евроцентристском») процессе развития общество должно было бы сделать полный виток, чтобы придти в эту точку, но при некоторых особых условиях («позднее» созревание общества, когда соседи, прошедшие через фазу «торгашества» уже создали технологии, необходимые для возникновения цивилизации «творцов», и эти технологии можно позаимствовать у них в готовом виде, не проходя самим «полный круг») возможен своего рода «туннельный эффект» (прохождение по прямому вертикальному «туннелю» сразу на более высокий уровень, причем раньше самих «высокотехнологичных» соседей, которых задерживает инерция социальных институтов общества «торгашей»).

Но отличия этих двух цивилизаций, находящихся на совершенно разных уровнях развития, гораздо важнее, чем черты поверхностного сходства между ними, ибо эти две цивилизации находятся по разные стороны великого цивилизационного водораздела между статичными и динамичными цивилизациями. Традиционное общество относится к цивилизациям статичного типа, а цивилизация  «торгашей» и цивилизация «творцов» к цивилизациям динамичного типа, и в этом смысле они являются антиподами. На этом моменте следует остановиться особо, иначе невозможно будет понять, почему я считаю советский народ и русский народ совершенно разными народами, народами не просто принадлежащими к разным цивилизациям, а принадлежащими к цивилизациям принципиально разного типа.

Уже само название традиционного общества подразумевает его статичность - традиции невозможно выработать в условиях непрерывных изменений, когда условия жизни людей до неузнаваемости изменяются на протяжении жизни одного поколения. Статичность (апологеты традиционного общества сказали бы: «стабильность») этого общества обусловлена отсутствием каких-либо серьезных изменений в материальной и технологической базе этого общества на протяжении времени, превышающего время жизни одного поколения. Крестьянин мог пахать таким же плугом, что и его прадед, а следовательно и урожая собирал столько же, а значит и уровень жизни его был такой же, как у прадеда. Поэтому он вполне мог применять опыт, накопленный еще его прадедом – в неизменных условиях этот опыт давал неизменные результаты. В таких условиях традиции оказываются очень полезны, поскольку позволяют тебе самому не делать тех ошибок, которые уже были сделаны прадедами, установившими ту или иную традицию исходя из своего печального опыта. Все что от тебя требуется в таком обществе – это следовать раз и навсегда установленным правилам, закрепленным в обычаях, в фольклоре, в религии, в стереотипах повседневного поведения – и тогда благополучие тебе практически гарантировано. Причина такой статичности общества состояло в том, что общество не владело самой Главной Технологией – технологией создания новых технологий. Все технологии, которыми оно владело, были открыты случайно, и от одного такого открытия до другого могли проходить целые столетия.

Водораздел между статической и динамической цивилизацией был впервые пройден в Европе в так называемую эпоху Возрождения. На рубеже 16-го и 17-го веков Галилей предложил использовать эксперимент в качестве главного критерия истины и тем самым изобрел научный метод познания, а еще лет через двадцать (мгновение для истории) Френсис Бэкон сказал свои знаменитые слова «Знания – Сила», и предложил использовать знания, получаемые научным методом, для создания новых технологий – и процесс пошел: на протяжении последних четырехсот лет изобретения сыпались как из рога изобилия. Чувствую, что сейчас меня обвинят в «евроцентризме», поэтому спешу оговориться: в констатации этого факта нет никакого низкопоклонства перед Европой как каким-то особенным культурным регионом, которому было предначертано свыше повелевать всем миром. Ничуть нет. В принципе это событие – изобретение Главной Технологии, т.е. технологии создания новых технологий – раньше или позже должно было где-то произойти. Где угодно. Это изобретение вполне могли бы сделать такие развитые традиционные цивилизации как китайская, индийская или арабская. Но не успели. В силу стечения целого ряда обстоятельств первой на технологию создания новых технологий случайно набрела традиционная цивилизация средневековой Европы – и перестала быть традиционной. С этого момента повторить это открытие во второй раз в другом месте земного шара было уже нельзя – первая возникшая на Земле цивилизация динамического типа в исторически мгновенные сроки (порядка двух-трех столетий) получила такое гигантское технологическое преимущество над своими соседями, что просто не оставила им времени самим дойти до этого изобретения. Динамическая цивилизация подобно взрывной волне прокатилась по всей планете Земля, причем хозяева Главной Технологии оказались в положении господ мира, а те, кто не успели сами до нее додуматься – в положении их слуг и рабов. Отсюда и термин «евроцентризм» - если бы первыми до Главной Технологии додумались китайцы, то сегодня бы мы говорили о «китаецентризме», но суть явления от этого бы не изменилась: цивилизация владеющая Главной Технологией принципиально отличается от традиционной цивилизации и при этом является логически следующим шагом в эволюции цивилизации на планете Земля. Переход от цивилизации, не владеющей Главной Технологий, к цивилизации ею владеющей – это переход от менее развитой цивилизации к более развитой.

Прошу понять меня правильно – я вовсе не против употребления слова «евроцентризм» в негативном смысле. Европейцы это заслужили – опьяненные свалившимся на них технологическим могуществом, они насочиняли о себе множество сказок и мифов, вплоть до мифа о биологическом превосходстве белой расы. Многие случайные черты европейской цивилизации, никак не способствовавшие ее технологическому прогрессу (а иногда даже и мешавшие ему) были объявлены существенно необходимыми для следования по пути прогресса, и всем желающим приобщиться было предписано строго следовать «правильному» пути («тем, кто уклоняется, будем рубить бороду топором!»). Я не исключаю даже, что такая важнейшая черта западной цивилизации как капиталистическое устройство экономики, не является, как это принято считать нашими «западниками», абсолютно необходимым условием технического прогресса.

Но нельзя впадать и в другую крайность и не видеть прогрессивной сути этой цивилизации, состоящей в овладении Главной Технологией. И тем более нельзя воспевать отсталость традиционных цивилизаций.

Традиционные общества глубоко несвободны. Несвободны они в первую очередь потому, что бедны ресурсами. Все их традиции нацелены на то, чтобы примирить человека с бедностью и с несвободой, этой бедностью порождаемой. Общество, обретшее Главную Технологию, получает в свое распоряжение огромные и постоянно возрастающие ресурсы, а с ними и надежду на все большую свободу. Все социальные потрясения, последовавшие в мире за открытием Главной Технологии, сводились, по сути, к одному: к борьбе с устаревшими традициями, не позволявшими воспользоваться теми свободами, для которых в ходе технического прогресса уже созрели материальные предпосылки.

Другой вопрос, что торгаши, обычно захватывавшие власть на волне народной борьбы, забирали все свободы себе, опуская все остальное население в иногда еще большую несвободу, чем прежде. На мой взгляд, самое большое преступление наших «демократов» состоит в том, что они дискредитировали понятие свободы в глазах большей части населения нашей страны. «Свобода» превратилась у нас чуть ли не в бранное слово. Они поставили общество перед ложной дилеммой – либо свобода, либо порядок и гарантированный кусок хлеба. На самом деле, свобода без куска хлеба невозможна, а гарантировать этот самый кусок может только свободное развитие технологий. Тотальное возвращение всего общества к традиционной цивилизации, а значит и отказ от Главной Технологии, поскольку традиционализм и прогресс – вещи несовместимые, означало бы катастрофу, но именно к ней нас сейчас упорно толкают.

Прошу обратить внимание, что я говорю об опасности возвращения к традиционной цивилизации ВСЕГО общества, но я не говорю, что катастрофа неизбежна, если в традиционном обществе останется только какая-то ЧАСТЬ населения. Я понимаю, что существует на свете много людей, предпочитающих жить в стабильных условиях традиционного общества (к ним по-видимому относится и Кара-Мурза). Истинно свободное общество должно предоставить таким людям возможность свободного и сознательного выбора: присоединиться к современной цивилизации, или же уйти жить в какую-нибудь «резервацию» или «коммуну», в которой тщательно сохраняется традиционный уклад жизни. Общество достаточно богатое для того, чтобы быть свободным сможет позволить себе содержать такие островки традиционализма. Однако обратное неверно: бедное общество не может позволить себе не быть тотальным, и оно потребует от всех жить по законам общины, нравится вам это или нет. Вас не спросят и выбора вам не дадут. Здесь мы наблюдаем очень глубокую асимметрию: свободная и богатая динамическая цивилизация не обязательно должна угрожать традиционному укладу жизни, но тоталитарная традиционалистская цивилизация не позволит вам жить иначе, чем предписано традициями.

И еще одно замечание общего характера, прежде чем я перейду к замечаниям непосредственно по вашему критическому отзыву на «Советию».

Кара-Мурза в своей работе всячески ругает индивидуализм. Если я его правильно понял, в его представлении индивидуализм неразрывно связан с «войной всех против всех». На мой взгляд, это совершенно неверно. Разделение единой тоталитарной массы традиционалисткого общества на индивидуумов – это объективный процесс, связанный вовсе не с войной всех против всех, а с усложнением устройства общества в ходе технического прогресса, и с тем что общество, становясь все более богатым, обретает возможность дать своим членам все больше и больше свобод. В некоторых случаях оно не только может позволить себе предоставить эти свободы, оно просто вынуждено эти свободы дать, поскольку человек, связанный оковами традиций, просто не сможет нормально существовать в условиях, которые постоянно изменяются в результате технического прогресса. Я уж не говорю о том, что для того, чтобы двигать вперед технический прогресс, необходимы свободно мыслящие люди. Хотя научно-технический прогресс - это коллективный процесс, в котором участвуют ученые и инженеры всего человечества, конкретная новая идея всегда возникает в голове конкретного индивидуума, и чтобы она возникла, его мышление не должно быть ограничено рамками традиций. Грядущая Цивилизация Творцов – это цивилизация свободно мыслящих индивидуумов.

А что касается цивилизации торгашей и их «войны всех против всех», то это особенность лишь отдельной фазы развития динамической цивилизации в отдельном регионе Земли – в Европе.

  Надеюсь, что я не очень утомил Вас приведенными выше общетеоретическими рассуждениями, но они были необходимы, поскольку конкретные замечания, к которым я сейчас перехожу, следует понимать именно в контексте этих общих рассуждений.

Итак, конкретно по Вашему критическому отзыву:

  1. Вы предлагаете мне пересмотреть мое отношение к Сталину.

Вообще-то пересматривать здесь нечего, поскольку никакого отношения у меня к нему нет, точно также как нет у меня никакого отношения ни, например, к Наполеону, ни к Александру Македонскому. То есть я признаю, что это великие государственные деятели, оставившие огромный след в истории своих стран. Но относится к кому-либо из них как к «отцу родному» - это, на мой взгляд, пережиток патернализма, характерного для традиционалистского общества. Надеюсь, что это не то, что Вы от меня требуете.

Я также надеюсь, что Вы не требует от меня признать, что сталинские методы управления, вне всякого сомнения эффективно действовавшие в ту эпоху, когда большая часть населения еще одной ногой стояла в традиционалистском обществе, были бы столь же эффективны и сегодня, применительно к населению, принадлежащему к совершенно другой цивилизации. Скажите, положа руку на сердце, Вы лично хотели бы, чтобы Вами управляли с помощью террора, постоянно держа Вас в страхе ареста за малейшую провинность? Ведь важно вовсе не то, сколько человек Сталин на самом деле посадил или расстрелял. Любые цифровые подсчеты уводят нас от сути дела. А суть - в психологическом эффекте: слухи об арестах быстро распространялись и все знали, что это может в любой момент произойти и с ними тоже, и именно этот страх и был самым эффективным рычагом управления в тех действительно очень тяжелых условиях, когда стоял вопрос о выживании страны. Если Вы хотите сказать, что сегодняшние условия настолько тяжелы, что требуют применения террористических методов управления – так прямо об этом и скажите, и незачем сюда Сталина приплетать. Но если Вы так скажете, я с Вами не соглашусь. Я оптимист и верю, что мы сможем выйти из нынешней ситуации гораздо меньшей кровью.

Есть у меня еще и третье предположение, относительно того, что Вы имели в виду под пересмотром отношения к Сталину. В «Советии» я говорю о том, что период правления Сталина был периодом некоторого отката назад, от советской цивилизации к русской (т.е. традиционалистской) цивилизации. Так ведь и Кара-Мурза о том же говорит (если не обращать внимание на его некорректное использование термина «советская цивилизация» вместо «русской цивилизации»): период правления Сталина был периодом укрепления традиционалисткой цивилизации. Возможно, Вам хотелось бы, чтобы я, так же как и Кара-Мурза радовался этому обстоятельству. Но извините, я, будучи сторонником прогресса, радоваться этому обстоятельству не могу, хотя и признаю объективную историческую неизбежность реставрации традиционализма в сложившихся тогда условиях.

  Дальше Вы пишите:

«2. Пересмотр отношения к послесталинским руководителям. (здесь (по этому вопросу) в Советии приведен достаточно новый и интересный аналитический срез - о необходимости коллегиальности принятия решения»

Я что-то не припомню, чтобы я говорил в «Советии» что-нибудь по поводу необходимости коллегиальности. Скорее наоборот, я упомянул, что при так называемом «коллективном руководстве» не нашлось ни одного человека, обладающего достаточной полнотой власти для того, чтобы внести в идеологию радикальные изменения, приблизить ее к новым потребностям и реалиям жизни, и таким образом избежать надвигавшейся идеологической катастрофы. Впрочем, это было упомянуто вскользь, по ходу дела, и лежит далеко от основной темы книги, и мне непонятно, почему Вы выделили это как особо интересную мысль. Мне этот вопрос совершенно неинтересен и поэтому дальше обсуждать его не буду. (Хотя в скобках замечу, что это замечание заставило меня задуматься, почему американцы предпочитают республиканскую форму правления демократической. Чтоб было понятно о чем речь, предельно упрощая, можно сказать что в их понимании республика – это когда избирают президента и на этом все игры в демократию заканчивается, вся полнота власти сосредотачивается у него в руках, и он может предпринимать весьма смелые шаги без оглядки на избирателей, по крайней мере, до следующих выборов. Возможно, этим и объясняется, почему Кеннеди сумел вовремя сформулировать новую идеологию, а Хрущев, и тем более Брежнев – нет.)

  Далее Вы пишите:

«В Советии советский народ представлен как НОВАЯ НАЦИЯ»

Не совсем верно. Не новая нация, а нация нового типа, в которой индивидуальное уже начинает превалировать над национальным.

Далее:

«в Советии советский народ с одной стороны включал ВСЕ национальности (этносы и тд)»

Абсолютно неверно. В «Советии» под советским народом подразумевается именно и исключительно советский народ, а не какие-то другие национальности или этносы. Другой вопрос, что существуют переходные формы, когда человек как бы одной ногой еще стоит в традиционном обществе и принадлежит соответствующему древнему народу или этносу (например, русскому), а другой уже ступил в современную цивилизацию. Не следует забывать, что советский народ все еще находится на этапе этногенеза. Возможно, что дети или внуки людей, принадлежащих к переходным формам, станут уже чисто советскими людьми и не будут уже никак связаны с традиционным обществом и соответствующими этносами, так что говорить о том, что советский народ ВКЛЮЧАЕТ в себя какие-то другие этнические образования абсолютно неверно. В крайнем случае, можно сказать, что он ассимилирует (растворяет) их в себе. Поэтому также неверно называть его интернациональным, поскольку нации в нем растворяются.

Далее:

«А.Лазаревич этому самому интернациональному обществу придаёт СУГУБО НАЦИОНАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И КАЧЕСТВА, присущие генетическим и культурным видам наций, как новому виду МОНОНАЦИОНАЛЬНОГО народа.»

  Боюсь, что Вы просто не поняли, что я хотел сказать, из-за путаницы между понятиями русский и советский. Нашему обществу очень далеко до мононациональности. У нас бок о бок проживают два больших народа: русский и советский, не говоря уже о множестве более мелких древних народов и соответственно огромном количестве людей, стоящих одной ногой в советской цивилизации, а другой в одной из древних культур.

  Далее путаница в понятиях приводит к совсем странным вещам:

«СКГМ [Кара-Мурза] смело и уверенно доказывает ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ русского общества к СОВЕТСКОМУ обществу.»

Извините, но это то же самое, что, например, доказать преемственность боснийских мусульман к сербской православной культуре. На самом деле это даже хуже. Средневековые боснийцы отпочковались от сербов всего лишь сменив религию, но при этом остались, как и сербы, в рамках традиционалистской цивилизации. В случае советского народа произошел не просто переход от одной традиционной религии к другой, произошел отказ от религии вообще и переход от статического средневекового традиционалистского общества к современной динамической атеистической цивилизации.

Далее вы пишите:

«СОВЕТСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ родилась на почве и платформе РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, по сути явилась ЕЁ (русской цивилизации) НОВЫМ РОСТКОМ.»

Я совершенно с этим не согласен, но предположим, что Вы правы, и посмотрим, что из этого следует. А следует из Ваших рассуждений, если я правильно понял их смысл, что все советские люди являются приемниками русской цивилизации и потому обязаны следовать русским обычаям, т.е. жить общиной, пить водку в непотребных количествах и ходить в церковь. Для меня как непьющего индивидуалиста и атеиста это было бы трагедией, но я надеюсь, что Вы все же не правы. Принципиальная независимость советской цивилизации от русской, и даже противоположность ей, дают мне, как советскому человеку, право быть самим собой и не следовать никаким архаическим обычаям.

Так что я остаюсь при своем мнении: Советская цивилизация явилась результатом творческой адаптации современной динамической цивилизации, цивилизации основанной на идеях европейского Гуманизма и Просвещения, к специфическим условиям нашей страны. Эта творческая работа велась всем населением страны, независимо от этнического происхождения каждого из творцов, и в ходе этой адаптации каждому из творцов пришлось с огромным трудом преодолевать тяжелое наследие тех традиционных культур, выходцами из которых они являлись. И хотя им далеко не всегда удавалось преодолеть это наследие в самих себе, результатом их творчества явилась абсолютно новая цивилизация. Сами творцы могли во многом оставаться людьми традиционного общества, но цивилизация - это не сами люди, это их информационный продукт, если угодно информационный «червь», это «софт», а не «железка», и как таковой он живет своей жизнью, во многом независимой от своего создателя или конкретного носителя. Лишь в следующем поколении после творцов появились люди абсолютно не принадлежащие ни к одной из традиционных культур, воспитанные целиком в рамках этой новой цивилизации. Я твердо знаю, что такие люди есть, поскольку являюсь одним из них, и никто меня не убедит в том, что я не существую.

Далее:

«В работе А. Лазаревича совершенно справедливо показано СЛИЯНИЕ представителей ВСЕХ структур общества в СССР в единый Советский народ»

Ничего подобного я не писал. Просто не могу представить себе, откуда Вы это взяли. В «Советии» советская история показана как БОРЬБА между советским с одной стороны, и русским и другими древними народами с другой стороны ( или, в терминологии Кара-Мурзы, между традиционной и современной цивилизациями).

Далее:

«Но делается ошибочный акцент на их РАВНОЗНАЧНОСТЬ как СТРУКТУР»

Советский народ – проводник прогресса, вынужденный бороться с отсталостью всех остальных древних народов. Какая уж тут равнозначность! Но это совершенно не то же самое, что объявить один из древних народов «большим братом» по отношению к другим древним народом. Это просто элементарный шовинизм, проявление дикости.

Далее:

«Ещё один момент - якобы ИСХОД Советской цивилизации - это ошибка.»

Опять же, откуда Вы это взяли! Чуть ли не треть «Советии» посвящена соответствию современных тенденций развития техники особенностям советской цивилизации.(В особенности Раздел 6.3.3.1. Современные тенденции развития техники.) Если же Вы имеете в виду концовку «Червя», то ведь это же художественное произведение, жанр его - утопия в противопоставлении антиутопии, причем его антиутопическая часть, как и все антиутопии в мировой художественной литературе, писалась для того, чтобы попытаться предотвратить наступление того, что описывается.

  И, наконец, самый принципиальный момент. Вы пишите:

«Также хочется отметить вопрос религии - науке о высшем Разуме, Творце мироздания (в том числе и космоса) и ошибочном сопоставлении с атеизмом или научным атеизмом, религия это тоже наука.»

Абсолютно и принципиально не согласен! Религия – это антинаука! И дело даже не  в предмете исследования, а в его методе. Вы можете исследовать все что угодно, вплоть до «высшего разума» и «творца мироздания», если таковые когда-нибудь обнаружатся, но если в вашем исследовании Вы будет полагаться на веру и откровения вместо научного метода, то ваши исследования никогда не смогут принести никакой практической пользы, и не позволят создать никаких новых технологий, увеличивающих власть человека над природой и благодаря этому расширяющих его свободу. В основе научного метода лежит объективная (т.е. не зависящая от субъекта) воспроизводимость результатов. Именно эта объективная воспроизводимость и позволяет создавать на основе научных знаний технологии, которыми может пользоваться любой человек, вне зависимости было ли ему откровение свыше или не было.

Здесь мы снова возвращаемся к принципиальному отличию динамической цивилизации от традиционной, статической. Динамическая цивилизация владеет Главной Технологией, а традиционное общество – нет. Религия – это продукт статической цивилизации. Главная функция религии – примирить человека с его технологической беспомощностью перед силами природы, заставить его смириться со своей бедностью и принять все те ограничения его свободы, которые эта бедность порождает. Но примириться - значит отказаться от активных попыток улучшить свое существование на «этом свете». Религия является одним из самых сильных тормозов динамической цивилизации. Опять же, я не хочу сказать, что тормоз это всегда плохо. Тормоз должен быть в любом автомобиле, и бывают ситуации, когда он спасает водителю жизнь.

Но мы сейчас не в той ситуации. Мы сейчас, скорее, в ситуации, когда надо ехать, а ручной тормоз заклинило. Нам надо ускорять технический прогресс для того, чтобы выбраться из той ловушки ограниченных ресурсов, в которую ныне угодило человечество. Я потому называю условия ограниченности ресурсов ловушкой, что они всячески подталкивают человечество к переходу от динамической цивилизации обратно к стационарной. Но переход к стационарной цивилизации означает потерю возможности выйти из ловушки ограниченных ресурсов путем технического прогресса. Ловушка захлопнется. И одним из инструментов перехода (регресса) к стационарной цивилизации может оказаться религия. Она особенно опасна, поскольку легко усваивается умами, не воспитанными науками. Усвоение наук требует определенных интеллектуальных усилий, а религия дает простые и ложные ответы на очень сложные вопросы. Таким образом интеллектуальная ленивость становится пособником регресса, а лень – это страшный противник, которого никогда нельзя недооценивать. И поскольку религия паразитирует на интеллектуальной лени, ни в коем случае нельзя недооценивать опасность религии. Это один из самых опасных вирусов ума. Он очень опасен для самого существования динамической цивилизации. Даже современная западная цивилизация, которая официально признает религию чуть ли не основой своей идеологии, была вынуждена сперва выхолостить из религии все традиционалистское содержание, оставив в ней только оправдание социального неравенства. Я очень хочу надеяться, что для следующего этапа развития динамической цивилизации, цивилизации свободных творцов, в которой прекратится война всех против всех, необходимость в этой последней функции религии отпадет, и вместе с ней отпадет последняя надобность и в самой религии.

Насколько я понимаю, современных защитников религии в России можно грубо поделить на две категории. Первая группа («буржуи») поддерживает религию из соображений практической полезности. Они строят классовое общество, понимая что в классовом обществе народу нужна узда. Все они проходили когда-то Маркса и знают, что «религия – это опиум народа», вот они этот опиум народу и поставляют. Вон, "храм Христа-спасателя на водах бассейна «Москва»" отгрохали. Павильон «Космос» на ВДНХ разрушили, а храм поставили. И еще кучу храмов по всей стране. В России, между прочим, в 10 раз меньше планетариев на душу населения, чем в развитых странах. Они хоть один планетарий построили? Единственный в Москве планетарий разрушили под предлогом ремонта, а храмы растут как грибы. Понятное дело, им это нужнее. Насколько я понимаю, Вы к этой группе не принадлежите.

Вторая группа («патриоты») размахивает православием как культурно-историческим знаменем, под которым они намерены собрать все патриотические силы. Должен сказать, что такой выбор знамени, на мой взгляд, крайне неудачен. Мало того, что это знамя сильно трачено молью, так им еще размахивает и противоположная сторона («буржуи»), причем размахивает с гораздо большим основанием. Как-никак они давние союзники – попы и «буржуи» вместе СССР разрушали. Или вы забыли уже историю Перестройки?

Если господам патриотам действительно небезразлична судьба их страны, то я призвал бы их спасать не выдуманную Солженициным и Говорухиным Россию, которую они где-то потеряли, ни разу ее в глаза не видав, а вполне реальную страну, их родину, которую мы все знаем и помним – Советскую Страну. В отличие от полумифической «святой православной Руси», Советская Страна была атеистической страной и это исторический факт. И пока господа патриоты выпендриваются со своим православием, первая в истории человечества атеистическая цивилизация, наша цивилизация, советская, гибнет.

Последние предвыборные кампании произвели на меня особенно тяжелое впечатление даже не тем, что там «все было схвачено» - этого-то как раз и так можно было ожидать – а тем, что в предлагаемом избирателю «широком спектре политических сил» не нашлось ни одной «политической силы», которая выступила бы в защиту атеистов. И левые и правые одинаково клялись в своей лояльности всем религиям. Ни один из политиков не пообещал защищать интересы атеистов – и это в (пока еще?) атеистической стране, где атеистов каждодневно поливают грязью все средства массовой информации, а их детей в школах пытаются обратить в религию попы.

  Итак мы постепенно подошли к Вашему основному заключению о том, «что у А. Лазаревича […] ОБЩИЙ вектор взгляда на СОВЕТСКУЮ ЦИВИЛИЗАЦИЮ сонаправлен, одинаков, такой же как и у Сергея Георгиевича [Кара-Мурзы]»

  Как Вы наверное уже поняли из всего вышесказанного, я и с этим Вашим заявлением абсолютно несогласен. «Вектора» у нас с ним развернуты на 180 градусов. У Кара-Мурзы вектор устремлен в прошлое, к традиционной цивилизации, а у меня в будущее, к цивилизации творцов. Единственное в чем мы с ним совпадаем – это в критике цивилизации торгашей, но и в данном случае это критика с двух противоположных позиций, так сказать критика с позиции прошлого и критика с позиции будущего.

Я не знаю, чего добивается Кара-Мурза, смешивая в одну кучу внешне похожие, но по сути принципиально различные явления русской и советской цивилизации. Не могу за него говорить.

Но зато я могу попытаться еще раз объяснить чего добиваюсь я, пытаясь провести четкую разделительную линию между этими цивилизациями.

У меня есть мечта. Мечта о будущей цивилизации свободных творческих индивидуальностей, которые вместо того, чтобы впустую растрачивать свои творческие силы в изнурительной и бессмысленной войне всех против всех, направят свой ум на то, чтобы покорить и поставить на службу человечеству еще непокорные нам силы природы, сделать человека бессмертным и распространить его влияние на всю Вселенную. Это Советская Мечта. При желании можно конечно нафантазировать, что она каким-то образом произошла от некоторых особенностей русской цивилизации, но на самом деле в этой мечте нет ничего от традиционалистской «соборности». Прекращение войны всех против всех вовсе не означает, что все люди станут одинаково мыслить и придут к некоему коллективному «консенсусу». Прекращение войны всех против всех означает лишь прекращение борьбы между людьми за МАТЕРИАЛЬНЫЕ ресурсы, но это не означает прекращения борьбы идей и мнений, поскольку без такой борьбы прогресс бы заглох, и динамической цивилизации пришел бы конец. Эта мечта гораздо больше похожа на первоначальный замысел основателей европейского Гуманизма и Просвещения: Свобода, Равенство, Братство, плюс Технический Прогресс, на фундаменте которого держится эта классическая триада.

  На деле все вышло не так как они задумывали – первые из технологий, созданных с помощью Главной Технологии, не были достаточно «интеллектуальными» для того, чтобы эксплуатировать силы природы напрямую, для их успешного действия к ним обязательно нужно было приставить еще ум и руки рабочего. В результате началась страшная эксплуатация рабочих. Но сегодня достигнутый уровень автоматизации технологий уже вплотную подводит нас к той черте, за которой начинается прямая эксплуатация сил природы, без посредничества рабочих. За эти последние 300-400 лет западная цивилизация накопила очень большой и тяжелый груз социальных институтов и культурных традиций эксплуатации человека человеком. Советская цивилизация, созданная на основе идей основного критика западного капитализма, Маркса, такого тяжелого груза на себе не несет, и ей в силу своих обычаев гораздо легче шагнуть в цивилизацию творцов, чем западной цивилизации.

При этом, хочу подчеркнуть это особо, советская цивилизация не является цивилизацией общинников-традиционалистов. Переход к обществу индивидуалистов совершился еще где-то в 60 годы двадцатого века. Мне кажется, Кара-Мурза ошибается, трактуя результаты всех выборов проходивших в нашей стране в период Перестройки и после исключительно как результат манипуляции сознанием избирателей. Манипуляция несомненно имела место, но степень ее влияния не столь велика, как он думает. Советский народ, будучи народом индивидуалистов, вполне осознанно голосовал против тех политических сил, которые предлагали ему традиционалистскую модель устройства общества. Другое дело, что ему не предлагали никаких других альтернатив кроме модели общества «торгашей». Народ уверили, что это не так уж и страшно, и вот здесь действительно присутствовал элемент манипуляции.

  Возможно, что это проявление моей политической наивности и незнания общества, в котором я живу (повторяю, я не социолог), но мне представляется, что если бы у нас в стране существовала некая «либерал-коммунистическая» партия, на знамени которой был бы лозунг «К Свободе путем Технического Прогресса!» она легко победила бы на всех тех выборах, на которых проигрывала КПРФ, упрямо продолжающая проталкивать свою традиционалистскую модель, несмотря на постоянные потери электората от выборов к выборам. Смотреть на то, как Зюганов якшается с попами, уже просто тошно.

Но для того, чтобы такая «либерал-коммунистическая» партия возникла, необходимо, чтобы ее потенциальный электорат сперва осознал себя в качестве такового. Все политики думают прежде всего о своей выгоде (какие бы красивые слова они не говорили на публике), и они не станут организовывать партию, пока не почувствуют запаха победы, пока не увидят, что идея овладела массами, и массы будут голосовать за идею. И хотя, как я сказал выше, политики в основном люди беспринципные, единожды приняв идею, они вынуждены будут в дальнейшем ей следовать, если загодя внести в идею элемент идеократии.

Вот в двух словах мой план: распространять идею. Вот для чего и зачем я писал «Советию». Я ничего не от кого не скрываю, моя мотивация предельно проста: я надеюсь хоть к концу жизни немного пожить в стране, построенной на идеях Советской Мечты. Потому что там, где мы живем сейчас, жить просто тошно.

С уважением,

Александр Лазаревич,

апрель-май 2004 г.

Hosted by uCoz