[Оглавление книги "Советия".]


Предыдущая страница ->[Глава 5. Судьба гуманистических идеалов в СССР]

Глава 6. Есть ли у советской цивилизации будущее?

 Ответ на этот вопрос зависит от нас самих. Цивилизации создаются и поддерживаются людьми, и выживание любой из них в конечном счете зависит от воли людей к сохранению своей цивилизации. Разумеется, при условии, что направленность этой конкретной цивилизации соответствует общемировым долгосрочным тенденциям развития человечества, в противном случае она неизбежно будет сметена ходом истории, вне зависимости от воли и желаний конкретных людей.

Когда в начале 90-х годов шло уничтожение Советского Союза, противники советской цивилизации пытались доказать, что она противоречит основным тенденциям развития человечества, что она представляет собой всего лишь временное отклонение от столбовой дороги развития человечества, дороги, по которой идет западная цивилизация, и что разрушение всего советского означает возвращение на эту столбовую дорогу.

По всем этим позициям можно выдвинуть серьезные возражения. Как я попытался показать выше, основным тенденциям развития человечества противоречила не собственно советская цивилизация, а пережитки русской и других древних культур, которые Советский Союз так и не сумел в себе изжить. Соответственно, разрушение советской государственности не столько приблизило нас к дороге, ведущей в будущее, сколько отбросило нас в прошлое, к образу жизни характерному для древних народов.

Давайте внимательнее рассмотрим, каковы основные тенденции развития человечества и насколько хорошо соответствуют этим тенденциям две цивилизации, возникшие на нашей планете из общего гуманистического источника - западная и советская.

 6.1. Основные долгосрочные тенденции развития человечества

А можно ли вообще говорить о каких-то тенденциях? Ведь до сих пор довольно широко распространена унаследованная со средневековых времен точка зрения, что человечество, по большому счету не меняется, и что все неизбежно "возвращается на круги своя".

Такая точка зрения была простительна человеку средневековья, эпохи предбарьерной и очень статичной, когда за время жизни одного и даже нескольких поколений практически ничего не менялось, кроме имен правителей. Однако эпоха бурного развития, начавшаяся с преодоления межконтинентального барьера роста, наглядно показала, что помимо постоянной и циклической компонент, у истории есть еще и компоненты, которые необратимо возрастают, и именно они делают настоящее отличным от прошлого, и будущее отличным от настоящего. Самые важные из этих необратимо возрастающих компонент - это доступный для цивилизации объем знаний и доступное для нее пространство. Все остальное, в том числе и уровень материального благополучия цивилизации, и ее способность к выживанию, предопределяются накопленным ею объемом знаний и доступным для нее пространством. Пространство содержит материально-энергетические ресурсы, а знания позволяют эти ресурсы добывать и использовать. Кроме того, чем на большем пространстве распространится цивилизация, тем больше шансов у нее на выживание в случае локальных природных катастроф и нападения местных племен - даже если представители цивилизации будут уничтожены в какой-то одной точке пространства, цивилизация будет продолжать жить, поскольку в конечном счете цивилизация - это сущность информационная. Суть цивилизации в накоплении информации, ее копировании в возможно большем числе копий, и распространение этих копий на как можно большем пространстве, для того чтобы, несмотря ни на какие катаклизмы, хоть одна копия всегда могла уцелеть и породить новые копии.

Первые цивилизации на земле не случайно возникли одновременно с изобретением письменности - средством накопления информации - и не случайно самыми живучими из них оказались те, которые сумели распространиться по большой территории - с помощью захватнических войн или рассылки мирных колонистов.

Вся история цивилизаций на планете Земля - это история накопления цивилизациями знаний и преодолениями ими географических барьеров роста. Преодоление межконтинентального барьера роста оказалось особым событием в истории человечества, во многом непохожим на преодоление всех прочих географических барьеров. К моменту когда европейская цивилизация преодолела межконтинентальные барьеры, за этими барьерами уже существовали высокоразвитые локальные цивилизации - китайская, индийская, арабская и цивилизации индейцев Нового Света. Европейская цивилизация оказалась как бы "интегратором", собирателем воедино всех сокровищниц знаний, уже накопленных другими цивилизациями. Соприкосновение цивилизаций дало синергетический эффект. Результат сложения знаний оказался больше чем простая арифметическая сумма. Объем знаний превзошел "критическую массу", и началась цепная реакция идей, приведшая к многовековому и еще незавершенному периоду бурного роста и развития цивилизации, небывалому в истории. Возник новый образ жизни цивилизации, образ жизни, основанный на непрерывном техническом прогрессе, образ жизни подразумевающий как нечто само собой разумеющееся, что завтра цивилизация станет еще богаче и могущественней чем сегодня, что завтра человек сумеет поставить себе на службу новые силы природы, что завтра он станет еще более независимым и свободным от природных стихий чем сегодня.

Преодоление не всякого барьера роста способно породить такой цивилизационный скачок. Вряд ли мы можем ожидать столь радикального преобразования образа существования цивилизации после того, как она преодолеет межпланетный барьер роста, поскольку, как мы теперь уже знаем, на других планетах солнечной системы других цивилизаций нет. Подобный качественный цивилизационный скачок может произойти только после преодоления межзвездного барьера роста, когда мы столкнемся с цивилизациями других звездных систем.

Сегодня же перед нами стоит более скромная задача - не цивилизационного скачка, а всего лишь сохранения образа жизни цивилизации, основанного на непрерывном техническом прогрессе. Потому что если мы не преодолеем межпланетного барьера роста, технический прогресс на планете Земля, попавшей в ловушку ограниченных ресурсов, прекратится, и на Земле наступит второе средневековье.

Итак: Основными долгосрочными тенденциями развития любой цивилизации является накопление знаний и преодоление пространственных границ.

6.2. Основные тенденции развития гуманистических цивилизаций

6.2.1. Освобождение личности от давления со стороны общества

Особенностью гуманистической цивилизации, возникшей в результате преодоления межконтинентального барьера роста, является непрерывный технический прогресс, который с каждым днем делает человека все более и более свободным от сил природы

Но большая свобода от сил природы, в конечном счете, приводит и к большей свободе от ограничений, накладываемых на человека обществом. Чем больше общество приобрело в результате технического прогресса ресурсов и технических возможностей, тем в большей степени оно может позволить себе снять с индивидуумов ограничения, накладываемые правом, моралью и обычаями, поскольку у общества появляется техническая возможность парировать нежелательные последствия нарушения таких законов, правил и обычаев (законы и правила, ограничивающие поведение людей, вообще изначально возникают там, где нет других, технических, способов избежать ущерба для общества).

 Таким образом, одной из тенденций развития гуманистической цивилизации является тенденция ко все большему освобождению личности от давления общества - тенденция к усилению "индивидуализма", если угодно.

6.2.2. Превалирование индивидуального над национальным

Далее, чем больше цивилизация накапливает знаний, тем меньшая частица этих знаний может уместиться в голове одного человека. Это приводит ко все большей специализации людей - одни изучают одни области знаний, другие - другие. Люди становятся все более разными, их все в большей степени начинает объединять между собой не национальная принадлежность, а общность интересов и знаний. Нации исчезают, на смену им идет единое человечество, состоящее не из наций, а из индивидуальностей. (Хотя возможен и такой вариант - из групп специалистов, гильдий, корпораций. Но это противоречило бы тенденции к индивидуализму.)

Наблюдая нынешнюю вспышку всевозможных национализмов, не надо поддаваться отчаянию. Это временный регресс, своего рода "лебединая песня" национализма. У национализма есть только один шанс выжить - остановить технический прогресс и начать второе средневековье. Но если в результате второго средневековья не произойдет существенного регресса в области техники (в особенности транспортной техники), а произойдет лишь остановка развития технологии и ее консервация на нынешнем уровне, то его не спасет даже наступление второго средневековья. Национализм исторически обречен, вне зависимости от того, как понимать национальную принадлежность – в генетическом или в культурном плане. Если понимать национальность в смысле принадлежности к определенной расе или подрасе, т.е. чисто генетически, то генетически чистых рас на сегодня на Земле практически не существует - их уничтожили современные средства транспорта, способные перенести человека в любую точку земного шара менее чем за день. Их не было уже во времена Гитлера, когда его "ученые" придумали якобы "научный" способ определения национальности по длине носа и форме черепа. Сегодня все, за исключением разве лишь отъявленных расистов, понимают национальность в чисто культурном плане - т.е. в культуре какой нации человек воспитан, к той нации он и принадлежит. Но даже в таком, чисто культурном смысле нации обречены на исчезновение в силу все большего различия в занятиях, образе мыслей и поведении людей, вроде бы воспитанных в одной культуре. Уже сегодня у ученых разных национальностей больше общего, чем скажем у ученого и спортсмена одной и той же национальности. По мере усложнения и дифференциации общества индивидуальное в человеке все более начнет превалировать над национальным. 

6.2.3. Секуляризация общества 

Еще одной тенденцией развития гуманистической цивилизации является тенденция к секуляризации общества, т.е. к постоянному уменьшению влияния религии на жизнь общества. 

Этому есть как минимум две причины. Первая, это прогресс науки, не нуждающейся в такой "гипотезе", как существование бога. Вторая, это упоминавшаяся выше тенденция к свободе и индивидуализму, поскольку веками религиозные заветы и запреты использовались в качестве способа, посредством которого общество накладывало ограничения на поведение людей, запрещая им делать то, что наносило ущерб обществу, причем такой ущерб, который был не возместим при низком уровне развития технологий. По мере развития технологий необходимость в таком средстве постепенно отпадает, хотя возможно и временные откаты назад, к религии, когда человечество сталкивается с новыми проблемами, решить которые техническими способами оно пока не может. 

Хорошим примером является регулирование церковью интимной жизни человека. Церковь всегда запрещала внебрачные связи. Помимо предотвращения экономических и юридических проблем, связанных с воспитанием внебрачных детей, такой запрет еще помогал бороться с распространением заболеваний, передающихся половым путем, лечить которые в прошлом врачи не умели. Но стоило в двадцатом веке открыть способы лечения таких болезней, как про этот запрет стали забывать. Так продолжалось до 80-х годов, когда был обнаружен вирус СПИДа, лечить который медицина пока не умеет. Это событие немедленно привело к возрождению религиозности. 

Впрочем, у всплеска религиозности, произошедшего в конце 20-го века, есть и более глубокие корни. Они лежат в общем кризисе гуманистической цивилизации, наметившемся в последние десятилетия, и обусловленном тем, что цивилизация застряла перед межпланетным барьером роста. Как и возрождающийся национализм, религия готова предоставить второму средневековью средства тотального контроля общества над личностью, также как это было во времена первого средневековья. 

Но будем надеяться, что у человечества хватит ума не останавливаться перед межпланетным барьером, и через несколько десятилетий мы будем вспоминать о сегодняшней ситуации лишь как о краткосрочном регрессе в поступательном движении человечества вперед - к свободе и овладению силами природы.

6.3. Соответствие советской цивилизации основным тенденциям развития гуманистических цивилизаций. 

6.3.1. Сравнение советской и западной ветвей гуманистической цивилизации. 

Если мы будем сравнивать советскую и западную цивилизацию с точки зрения их соответствия основным тенденциям развития, то мы увидим, что советское общество, начавшее индустриализацию гораздо позже Запада, было менее богатым и, как следствие этого, менее свободным. Официально атеистическое, оно на самом деле, возможно, было менее секуляризированным, чем некоторые западные государства, поскольку использовало "коммунистическую религию" для осуществления контроля общества над индивидуумом. 

Но нельзя путать текущее состояние общества с целями той цивилизации, на которой это общество основано. Ибо цивилизация - это не просто сумма знаний, но еще и "вектор развития", цели и идеалы, видение будущего, присущее той или иной цивилизации. Общество богатое сегодня, стало богатым, исповедуя те принципы, которые хорошо работали вчера, но возможно не будут работать завтра. Оно может зайти в тупик и потерять вместе с богатством свою свободу. И наоборот, цивилизация, цели которой совпадают с насущными задачами, стоящими перед человечеством, может сама выбраться из бедности, обрести для себя ту свободу, которую дает богатство, и вывести при этом из тупика все остальное человечество. 

Это в особенности относится к такой цивилизации как советская, цивилизации построенной вокруг понятия "светлого будущего". О ней нельзя судить только по тому, что она успела (или не успела) сделать. Гораздо важнее то, что она может сделать в дальнейшем. Будучи цивилизацией, произрастающей из тех же гуманистических корней, что и западная цивилизация, советская цивилизация, так же как и западная, стремится к свободе, индивидуализации личности и возрастанию могущества человека посредством непрерывного технического прогресса

Этим эти две цивилизации принципиально отличаются от цивилизаций древних народов, цивилизаций образовавшихся до преодоления межконтинентального барьера, и потому статичных и неприспособленных к нынешней ситуации постоянного развития и изменения. Нет даже смысла сравнивать их уровень соответствия современным тенденциям развития человечества – достаточно очевидно, что древние цивилизации живут в отрыве от реалий сегодняшнего мира, мира являющегося продуктом технического прогресса. 

Применить систему ценностей фундаменталистов любой древней цивилизации к современному миру – значит загнать человечество в оковы ограничений, давно уже ставших бессмысленными благодаря техническому прогрессу. Сделать эти ограничения осмысленными можно лишь повернув прогресс вспять – но отказаться от плодов технического прогресса в современном мире означает обречь на массовое вымирание то добавочное население, существование которого стало возможно лишь благодаря дополнительному достатку, принесенному техническим прогрессом. Подобное массовое вымирание населения, хотя и может быть вполне приемлемо для некоторых фундаменталистов, верящих в бессмертие души, абсолютно неприемлемо для людей, воспитанных в гуманистической традиции. 

Поэтому с точки зрения гуманистических цивилизаций, прогресс необратим – возвращение в прошлое невозможно. Более того, прогресс не остановим – любая остановка привела бы к "замораживанию" в существующем виде тех проблем, которые были порождены чересчур быстрым прогрессом, и решить которые можно только в ходе дальнейшего прогресса. Гуманистическая цивилизация - это цивилизация непрекращающегося технического прогресса, это динамическая цивилизация, в отличие от статических древних цивилизаций. В статических цивилизациях все проблемы решаются путем раз и навсегда утвержденных юридических и моральных запретов, в динамических же цивилизациях запреты временны, они вводятся и существуют до тех пор, пока не найдено техническое решение проблемы

Гуманистическая цивилизация - это цивилизация "обреченная" на технический прогресс. Для любого человека, воспитанного в традициях гуманистической цивилизации, выбор между гуманистическими и древними цивилизациями не представляет проблемы - здесь все достаточно ясно и очевидно, и я не буду больше останавливаться на этом вопросе. Гораздо сложнее выбор между двумя гуманистическими цивилизациями - Советской и Западной. 

Западная гуманистическая цивилизация за четыреста лет своего существования достигла огромных успехов в области технического прогресса. Технические успехи Советской цивилизации на фоне западных достижений кажутся более скромными, но эта цивилизация просуществовала всего лишь семьдесят лет, и ей пришлось действовать в более тяжелых условиях. Поэтому выбор между ними с точки зрения оптимальности для технического прогресса совсем не очевиден, даже если предположить что у нас реально есть этот выбор.

6.3.2. Вынужденность советского выбора для нашей страны 

Потому что, когда я говорю о выборе между этими двумя цивилизациями, я имею в виду чисто теоретический выбор, предполагающий, во-первых, что две эти две цивилизации могут успешно развиваться совершенно независимо друг от друга, во вторых, что возможно безболезненно и мгновенно "перепрыгнуть" из одной цивилизации в другую. На самом деле, как мы видели выше, ни то, ни другое из этих условий не выполняется - во-первых, на протяжении всего двадцатого века технический и социальный прогресс в обеих гуманистических цивилизациях существенным образом зависел от конкуренции между ними, и, во-вторых, попытка "перепрыгнуть" из советской цивилизации в западную уже привела к неимоверным страданиям миллионов людей и приведет к еще большим жертвам, если мы будем продолжать в этой попытке упорствовать. 

Так что на самом деле, если мы хотим оставаться гуманистами, реальной возможности выбирать между западной и советской цивилизациями у нас нет. Единственный реальный путь действий для нас - это попытаться возродить советскую гуманистическую цивилизацию, реформировав ее идеологию, очистив ее от пережитков древних цивилизаций.

6.3.3. Возможная полезность советского выбора нашей страны для нее самой и для остального мира 

Это не только позволит спасти наш народ от вымирания, но, возможно, предохранит все человечество от грядущих больших неприятностей. Попытаюсь доказать этот последний тезис от противного. Предположим, что советская цивилизация погибла окончательно и бесповоротно, на Земле осталась одна лишь западная цивилизация. Посмотрим, к чему это может привести в сочетании с современными тенденциями в развитии техники.

6.3.3.1. Современные тенденции развития техники 

6.3.3.1.1 Автоматизация и отделение производства информации от материального производства

Я думаю, что все кто наблюдал за тенденциями развития техники на протяжении двадцатого века согласятся, что среди основных тенденций ее развития была тенденция ко все большей автоматизации материального производства (в частности, внедрение робототехники) и вытеснения людей из процесса производства, и тенденция к отделению производства информации от материального производства. 

На этой последней тенденции следует остановиться особо. Она логически вытекает из предыдущей: по мере того, как люди вытесняются из процесса материального производства, с точки зрения людей процесс производства все в большей степени начинает выглядеть как процесс производства одной лишь информации. Токарь больше физически не крутит ручку станка, чтобы выточить деталь, он программирует станок на вытачивание этой детали. Рабочие и инженеры превращаются в программистов. Если продолжить тенденцию роботизации в будущее, то легко можно увидеть ситуацию, когда роботы, наделенные элементарным интеллектом, начнут сами  производить себе подобных, новых роботов, и таким образом станут своего рода искусственной формой жизни. Можно также предположить, что люди окажутся достаточно умны, и не позволят роботам восстать против себя (в противоположность тому, что обычно описывается в бульварной научной фантастике, не брезгующей ничем для того, чтобы пощекотать нервы читателей). Тогда они будут использовать ("эксплуатировать") эту искусственную жизнь в своих целях, так же как они использовали до этого в своих целях на протяжении тысячелетий естественную живность (коров, лошадей, кур и т.д.). А именно, они будут "впрыскивать" в роботов информацию о производстве необходимых им вещей, и забирать у роботов готовые вещи, подобно тому, как на протяжении тысячелетий они снимали шерсть с овец или выдаивали молоко из коров.

6.3.3.1.2 Микроминиатюризация и "конструктор" из искусственных микроорганизмов 

Теперь соединим эту ситуацию с еще одной тенденцией развития техники, тенденцией к миниатюризации и микроминиатюризации, к созданию технических устройств все более микроскопических размеров (вспомните хотя бы историю развития больших интегральных микросхем). Читая предыдущий абзац, при слове "роботы" вы, скорее всего, представляли их себе в виде неких громоздких неповоротливых механических металлических тварей, так как их изображали на протяжении двадцатого века фантасты. 

Однако с технической точки зрения роботы, построенные из больших цельных кусков металла весьма несовершенны - они обладают ограниченными возможностями к самовосстановлению по сравнению с настоящими живыми организмами: если поранить настоящий живой организм, рана быстро заживет, если сломать кость, она в конце концов срастется, но если у робота, состоящего из цельных деталей стерся подшипник, то единственный способ его отремонтировать - разобрать и поставить запчасть. Способность настоящих живых организмов к самовосстановлению обусловлена тем обстоятельством, что они состоят не из цельных кусков материи, а из огромного количества почти самостоятельных микроскопических организмов - живых клеток, способных размножаться, и заделывать собой возникающие "бреши" и поломки. Учитывая тенденцию к микроминиатюризации, макроскопические роботы будущего по-видимому также будут являться "многоклеточными" организмами и будут состоять из саморазмножающихся нанороботов, т.е. микроскопических роботов собранных с помощью нанотехнологий, то есть технологий манипулирующих отдельными атомами. 

Такие многоклеточные роботы будут не только способны к быстрому саморемонту и восстановлению, но также и быстрому изменению своей макроскопической конфигурации, что позволит им быть универсальными роботами, способными выполнять любые задачи. Более того, возможно, что макроскопические роботы будут автоматически самособираться из нанороботов только под выполнение какой-либо одной конкретной задачи, и сразу же, как только задача будет завершена, снова распадаться на миллиарды микроскопических роботов, готовых участвовать в самосборке нового робота, под иную задачу. 

Таким образом, люди будущего будут жить как бы погруженными в среду невидимых искусственных микроорганизмов, готовых мгновенно собраться в макроскопического робота (или даже сразу в готовое изделие, минуя промежуточную стадию макроскопического робота) по приказанию человека.

6.3.3.1.3 Информатизация и неограниченная воспроизводимость материальных объектов 

Здесь уместно вспомнить еще одно тенденцию развития техники, ярко проявившуюся к концу 20-го века - тенденцию к облегчению и упрощению процессов копирования, обработки и передачи информации (яркие тому примеры - персональные компьютеры и интернет). Если применить эту тенденцию к предполагаемой среде нанороботов будущего, то можно представить себе, что помимо задач материального производства, они также смогут поддерживать задачи обработки, хранения и передачи информации в любую точку земного шара. 

Не буду останавливаться здесь на том, как они конкретно это будут все это делать (пример схемы возможной реализации такой информационно-производственной саморазмножающейся системы я описал в повести "Сеть Нанотех", к которой и отсылаю всех интересующихся подробностями). Здесь же для нас важен тот момент, что раньше или позже может возникнуть такая ситуация, при которой любая вещь, любой продукт будут полностью описываться программой их создания, и при этом будет существовать техническая возможность из любой точки земного шара "скачать" эту программную информацию, хранящуюся в любой другой точке земного шара, и воспроизвести этот продукт в любом месте, в любом количестве экземпляров без применения ручного человеческого труда.

6.3.3.2. Куда эти тенденции развития техники могут привести западную цивилизацию? Элитарное общество как следствие применения понятия частной собственности к информации. 

Посмотрим, что такая ситуация означает для западной цивилизации. 

Отличительной особенностью западной цивилизации от советской, является то, что она построена на понятии частной собственности на средства производства. Возможно ли применение этого понятия к ситуации, когда средства производства представляют из себя единый глобальный "резервуар" саморазмножающихся искусственных микроорганизмов свободно "перетекающих" из вещи в вещь? 

По-видимому в такой ситуации основным средством производства и предметом прав собственности будут считаться не материальные производители (нанороботы), а исполняемые ими программы создания вещей. Иными словами, собственностью станут считаться не материальные объекты, а информация. Тенденцию к этому мы наблюдаем уже сегодня: например, предметом собственности автора, написавшего книгу, является не материальный объект (бумажная книжка, которую может приобрести в свою собственность любой покупатель), а авторские права на информацию, содержащиеся в этой книжке. Современная западная цивилизация уже сегодня распространила право собственности на такие чисто информационные сущности как музыкальные произведения и программное обеспечение для персональных компьютеров. Можно не сомневаться, что как только появятся универсальные роботы, способные воспроизвести любую вещь, программное обеспечение для них будет чьей-нибудь частной собственностью. 

Если западная цивилизация в ходе своего развития не откажется от понятия частной собственности, она породит общество тотальной слежки, где органы, призванные следить за соблюдение авторских прав, будут надзирать за каждым гражданином, чтобы он не занимался пиратством. Это неизбежное следствие той точки зрения, что информация может рассматриваться как собственность или как товар, то есть, что информации может быть назначена цена в деньгах. 

Деньги были изобретены для того, чтобы облегчить обмен материальными объектами, для того, чтобы желающему поменять шило на мыло не надо было искать желающего поменять мыло на шило, а можно было поменять сначала шило на деньги, а затем деньги на мыло. В результате обмена материальными объектами у бывшего обладателя шила теперь в руках оказывается мыло, но шило он при этом утрачивает. Происходит обмен в строгом смысле этого слова, когда один материальный объект полностью замещается другим. Деньги в данном случае служат средством, облегчающим обмен. 

Теперь посмотрим что происходит, когда понятие денег, изначально изобретенное для облегчения обмена материальных объектов, пытаются применить к обмену информацией. Предположим, что Вы продали какую-то идею. Что происходит в этом случае? Сначала у вас была идея, но не было денег. После продажи у Вас по-прежнему имеется Ваша идея плюс деньги, которых у Вас раньше не было. Никакого обмена в строгом смысле слова не произошло. Произошла продажа доступа к информации. Доступ к Вашей информации получил тот, у кого были деньги. Тот у кого денег нет, доступа не имеет. Иными словами, в случае продажи информации, деньги не служат средством облегчения обмена, а наоборот, средством ограничивающим "обмен". 

Благодаря такому ограничению создается "элита" имеющая доступ к информации, и "массы", которые такого доступа не имеют. Понятие собственности изначально возникло в применении к материальным, а потому ограниченным, ресурсам, ресурсам у которых может быть один, и только один, владелец. Распространение этого понятие на информационные ресурсы, которые по самой своей природе неограниченны, поскольку ими одновременно могут пользоваться бесконечное число людей, означают попытку искусственно, путем юридических ограничений (то есть, в конечном счете, посредством осуществляемого государством насилия) превратить информацию в ограниченный ресурс. Кому и зачем это нужно? Ответ достаточно очевиден: это нужно лишь богатым людям, считающим себя элитой, и не желающим утрачивать свое привилегированное положение в обществе.

 При информационном капитализме, когда информация станет единственным товаром и предметом прав собственности, деньги и частная собственность автоматически утратят все свои остальные функции, кроме функции искусственного разделения людей на "сильных мира сего" и "быдло", разделения, поддерживаемого репрессивной машиной подавляющей так называемое "пиратство" (иными словами, следящей за тем, чтобы никто из низших слоев общества не получил доступа к той информации, использование которой узурпировали "высшие"). Суть информационного капитализма можно выразить одним словом - это элитарное общество, т.е. общество, стремящееся любыми способами сохранить неравенство между людьми за счет ограничения для большинства населения доступа к информации, а значит (в чисто информационном обществе будущего) и к образованию, здравоохранению, а в дальнейшем - и к средствам технического улучшения памяти и умственных способностей. В конце концов, все это может закончиться так, как предсказывал еще Уэллс в "Машине времени" - человеческий род разделится на "элоев" и "морлоков". А если учесть, что раньше или позже человечество изобретет бессмертие, то может получиться и вовсе абсурдная и бесчеловечная ситуация: миллиардам людей будет закрыт доступ к бессмертию не потому, что это требует затраты каких-то больших ресурсов, а просто потому, что они не могут купить право на использование программного обеспечения для нанороботов, которое могло бы сделать их бессмертными. 

Сегодня капитализм еще не совсем изжил себя, он все еще выполняет определенную прогрессивную роль - деньги это единственный способ принудить людей выполнять ту работу, которая им не нравится и неинтересна. Но что будет, когда такой неприятной работы просто не останется (всю ее на себя возьмет "умная" техника). Какую роль тогда будут играть деньги? Не превратятся ли они просто в средство осуществления власти одних людей над другими, власти, существующей лишь ради себя самой? Уже сегодня производство товаров потребления становится все более автоматизированным, и, соответственно, все меньше ценится физический труд. Возникает проблема: как должно будет распределяться растущее богатство? Если не по физическому труду, то по какому такому новому критерию? 

И то, что мы сейчас вокруг себя наблюдаем, и есть ответ капитализма на этот вопрос: распределение при капитализме будет происходить по тем же принципам, по которым оно происходит в любом обезьяньем стаде - сначала вожаку, потом его прихвостням, а потом уже всему стаду, при этом положение в социальной иерархии стада определяется в ходе борьбы за власть. Сегодняшние честные труженики при информационном капитализме обязательно будут жить хуже, чем лентяи с крепкими локтями, умеющие пробиваться наверх.

6.3.3.3 Советская альтернатива - цивилизация творчества 

Мне представляется, что в складывающейся ситуации необходимо стремиться к построению такого общества, в котором главной ценностью был бы признан творческий (т.е. производящий новую информацию) труд, а не прислуживание начальству или расталкивание локтями скопившихся у кормушки. Только тогда мы можем рассчитывать на то, что технический прогресс не заглохнет, а будет продолжать увеличивать совокупное общественное богатство. 

Истинно гуманистическое общество должно не выкидывать трудящихся на помойку цивилизации, а обучать их творческому труду взамен физического. Разумеется, талант прорежется не у всех, но благоприятные условия надо создать всем, потому что иначе он не прорежется ни у кого: свободное раскованное творчество на благо всего человечества несовместимо с постоянным страхом что у тебя отнимут последний кусок хлеба. В этом смысле Советская цивилизация, с ее стремлением в первую очередь к творческому труду оказалась цивилизацией намного опередившей свое время. 

Через несколько десятков лет, когда автоматизация и роботизация окончательно вытеснят человека из процесса производства, единственным продуктом, который будут производить люди, будет информационный продукт. Советская цивилизация просто опередила свое время лет на сто. Я не хочу сказать, что это очень хорошо - придти раньше времени иногда бывает хуже чем опоздать. Но есть ли чисто практический смысл в сегодняшних попытках уничтожить ту культурную традицию, которая через несколько десятков лет будет по-видимому единственной на Земле культурой, идеально соответствующей наступающей новой эре в истории человечества?

В современном буржуазном обществе техническим творчеством заняты едва ли 3% населения (очень завышенная оптимистическая оценка). Большая часть остальных людей - в сфере обслуживания (т.е., грубо говоря, в сфере "хождения на задних лапках" перед теми, у кого есть деньги, чтобы их ублажить). Именно такое соотношение пытаются ввести нынешние "реформаторы", занимаясь "разинжинериванием" бывших советских республик. Обществу, основанному на традиционном серийно-массовом машинном производстве, больше 3% действительно, наверно, и не нужно - эти три процента тиражируют свои идеи в железе для потребления остальными 97% процентами. Западные системы образования потому всегда и штамповали стандартно мыслящих бюргеров. 

Однако в связи с вышеупомянутыми грядущими изменениями в средствах производства, через несколько десятилетий может потребоваться прямо обратное процентное соотношение. Нельзя сказать, что на Западе этого совсем не понимают - они начали предпринимать определенные попытки реформ в сфере образования, направленных на воспитание в учащихся творческого начала, еще в ответ на наш первый Спутник. Но мы до сих пор в этом плане впереди. Если мы сейчас начнем подгонять себя под стандарты общества потребления, выработанные на Западе еще в ранний период индустриализации, мы совершим катастрофическую ошибку - мы потеряем свое важнейшее и самое перспективное преимущество перед Западом.

 Переходный период от индустриального к полностью информационному обществу может продлиться еще долго, и в течение этого периода нам надо как-то жить, и как-то встраиваться в существующую мировую экономику. В производстве промышленных товаров мы, при нынешней энергетической базе, неконкурентоспособны. Если мы хотим жить обменом своих идей на зарубежные товары, нам необходимо сохранить ту культурную традицию, которая способна порождать людей с идеями в массовых количествах (а не в объеме 3% от населения, как в остальном мире). Иными словами, нам необходимо сохранить советскую цивилизацию, хотя бы потому, что от этого зависит будущее процветание нашей страны.

Но есть причины и более глобальные. Речь идет о выборе пути развития всего человечества, о том сможет ли человечество перейти от капитализма к коммунизму.

6.4. Нынешняя эпоха: "окно возможности" для перехода от капитализма к коммунизму 

Сегодня человечество переживает очень сложный период, когда история приоткрыла нам "окно возможности" перехода от капитализма к коммунизму. Это очень сложный, противоречивый и длительный период, в течение которого коммунизм будет постепенно вызревать в недрах капитализма.

6.4.1. Коммунизм как непрерывное движение в сторону завершения "войны всех против всех". 

Здесь следует сразу же пояснить, какой смысл я вкладываю в слово "коммунизм" в данном контексте, поскольку это слово всегда вызывает большую путаницу в головах. 

Как и всякое слово, имеющее длинную и богатую историю, каждый понимает его по-своему. Можно, конечно понимать его буквально, в "первобытнообщинном" смысле, как жизнь в коммунах, где все общее, включая нижнее белье и жен. Если Вы понимаете это слово так, то тогда я точно не коммунист.

Но я лично воспринимаю это слово совсем в ином смысле. Для меня коммунизм - это общество, в котором закончилась борьба каждого отдельного человека против каждого другого человека на Земле. На первый взгляд кажется, что это утопия, потому что даже при неограниченном изобилии всегда найдется какой-нибудь ресурс, которого не хватит на всех, и люди будут за него бороться. Второе возражение состоит в том, что если бы это даже и было возможно, то это не нужно, потому что если люди перестанут бороться друг с другом, то прогресс остановится. Я в общем-то тоже так думал когда писал четвертую главу "Генератора Желаний" ("Игры бессмертных"). Я описывал эти "игры" как неизбежную необходимость, а не потому, что мне хотелось бы жить в таком обществе. Сам бы я предпочел потратить бессмертие на изучение наук и чтобы мне никто при этом не мешал (меня всегда приводит в отчаяние вид любой, даже небольшой научной библиотеки, поскольку я знаю, что одной жизни не хватит для того чтобы изучить хотя бы каплю в этом океане знаний). Однако за прошедшие с тех пор годы я постепенно стал более оптимистично смотреть на осуществимость коммунизма, в смысле приведенного мной выше определения.

6.4.2. О недостижимости идеалов и осуществимости движения к ним

Впрочем, тут надо четко определиться, что понимать под осуществлением коммунизма. В моем понимании коммунизм - это идеал, а всякий идеал недостижим по определению. В лучшем случае возможно асимптотическое приближение к идеалу, а вообще-то чаще всего идеалы подобны горизонту, который удаляется от нас по мере нашего приближения к нему.

Я уже много раз писал, и готов повториться еще раз, что идеалы не должны быть конечной целью. Конечная цель - это слишком печально и бесперспективно, поскольку прибывшему в конечный пункт больше некуда идти. Идеалы следует рассматривать как путеводную звезду, указывающую нам направление вечного движения. Так вот, если под осуществлением коммунизма понимать постепенное снижение накала борьбы всех против всех, то сегодня я считаю, что он осуществим, причем осуществим без ущерба для темпов технического прогресса. Скорее наоборот - информационный диалог с природой, если мы начнем всерьез ее преобразовывать, может стать в будущем ничуть не менее сильным стимулом для развития техники, чем сегодня борьба людей между собой.

 Для этого надо сделать три вещи: 1) открыть доступ к безграничным материальным и энергетическим ресурсам, т.е. для начала преодолеть межпланетный барьер роста (а затем, по мере исчерпания ресурсов, преодолевать все барьеры роста далее, до бесконечности). 2) осуществить бессмертие, т.е. сделать неограниченным самый главный ресурс - время. Имея этот ресурс, любые другие ресурсы можно наращивать до бесконечности (просто подождав пока какой-либо ресурс накопится в достаточном количестве). 3) сделать информацию необходимую для обработки ресурсов и средства обработки ресурсов мгновенно и бесплатно доступными. (например, так как в сети Нанотех). 

Впрочем, тут есть три оговорки.

Первая и самая главная состоит в том, что для того, чтобы общество начало приближаться к идеалу, идеал должен быть принят обществом. Если люди по-прежнему будут считать идеальным устройством общества капитализм, или, в более общей формулировке, общество, построенное на неравенстве людей, и на борьбе всех против всех за обладание деньгами, властью, и славой, эта борьба никогда не закончится. Наоборот, она будет принимать все более жестокие формы по мере возрастания могущества технологий. И тогда возможны различные ужасные варианты, включая возникновение бессмертной элиты, которая постарается установить свое господство над большинством населения на вечные времена. Капитализм (т.е. элитарное общество) в сочетании с продвинутыми технологиями может завести человечество в тупик. 

Вторая оговорка состоит в том, что материальные и энергетические ресурсы распределены во Вселенной неравномерно, и поэтому человечество по мере своей экспансии будет время от времени наталкиваться на барьеры роста, т.е. периодически будет попадать в ситуацию нехватки материальных ресурсов. И такие нехватки могут приводить не только к прекращению движения вперед к идеалу коммунизма, но даже к временным откатам человечества назад, к ситуации борьбы людей между собой за ограниченные ресурсы. Насколько долго человечество будет застревать в таких предбарьерных эпохах, будет зависеть от того, сумеет ли оно так распоряжаться имеющимися ограниченными ресурсами, чтобы скорее преодолевать барьеры роста (вопрос актуальный для текущего момента - мы сейчас как раз находимся в предбарьерной эпохе, перед межпланетным барьером роста). А уж то, насколько гадко или терпимо по отношению друг к другу люди будут вести себя в предбарьерные эпохи, будет зависеть от множества факторов, и не в последнюю очередь от идеологии, т.е. от тех идеалов, в которые люди верят (или не верят).

Третья оговорка состоит в том, что в любой человеческой популяции всегда имеется какой-то (как правило небольшой) процент патологических властолюбцев, которым власть нужна не потому, что им не хватает каких-либо материальных благ, а просто так, власть ради власти. Судьба человечества во многом будет зависеть от того, насколько успешно оно сумеет найти точку приложения для той энергии, которая движет этим небольшим, но потенциально очень опасным сегментом населения.

Первое что приходит в голову - это создать для них некий эрзац-утолитель жажды власти, например, дать им искусственных механических рабов, только чтобы они не трогали живых людей (об этом я довольно подробно писал в "Играх бессмертных" и не буду здесь повторяться). Недостаток этого метода состоит в том, что вся неуемная жизненная энергия этих людей будет при этом уходить вхолостую. Возможно, психологи будущего найдут более элегантное решение, которое позволит переключить эту энергию со стремления к подчинению себе окружающих на другие цели, скажем, на покорение природы, и таким образом она сможет даже приносить человечеству пользу. В любом случае мне кажется, что эта проблема не является неразрешимой.

Таким образом, я считаю, что коммунизм (не как конечная цель, а как идеал, указывающий направление движения человечеству) вполне осуществим. Хватит ли у человечества здравого смысла выбрать себе такой идеал - это уже другой вопрос. Это вопрос наличия культурной традиции, наличия такой цивилизации среди цивилизаций планеты Земля, которая толкала бы человечество в этом направлении. Хочу подчеркнуть, что такая культурная традиция не должна иметь ничего общего с идеалистическим представлением о том, что коммунизм можно построить с помощью одного лишь перевоспитания народа (а попросту, с помощью промывания ему мозгов). Это должна быть материалистическая культурная традиция, ясно осознающая, что коммунизм возможен только при наличии соответствующей материально-технической базы. Технология дает человечеству новые возможности, позволяет выбирать между различными вариантами образа жизни, вариантами реально не существовавшими до появления новой технологии. Культурная традиция нужна лишь для того, чтобы делать разумный выбор между все новыми и новыми возможностями, постоянно открывающимся в ходе технического прогресса.

6.4.3. О необходимости двухполярной цивилизации 

Выше (см. 6.3.3.2) мы видели, что "капиталистическая" ветвь гуманистической цивилизации не гарантирует продолжения технического прогресса в будущем. Более того, некоторые ее особенности (в первую очередь, характерное для нее стремление распространить понятие собственности на информацию) дают основания для определенных опасений. Если она останется единственной на Земле гуманистической цивилизацией, предоставленной самой себе и не имеющей конкурентов, то она, в конце концов, может выродиться в свою противоположность - элитарное общество, где власть существует лишь ради власти, и никакой прогресс невозможен, поскольку любой прогресс нарушает сложившееся равновесие власти. 

Чтобы предотвратить это, необходим, как минимум, двухполярный мир, необходимо существование на планете Земля второй, альтернативной гуманистической цивилизации. Особенностями этой цивилизации, отличающими ее от первой ("капиталистической" или "западной") должны быть твердая приверженность идеалам эгалитаризма (равенства возможностей для всех людей), восприятие творческого труда как высшей ценности, вера в то, что человек способен, вправе (и даже, в каком-то смысле обязан) познавать и творчески преобразовывать природу на благо всех людей, направленность на преодоление межпланетного барьера роста, отсутствие консервативной культурной традиции, которая могла бы помешать признать информацию общим достоянием всего человечества, когда для этого созреют материальные предпосылки. 

Легко видеть, что после определенной реформации, Советская цивилизация вполне могла бы стать именно такой цивилизацией, ведущей остальное человечество к коммунизму.

6.4.4. Сделать переход от квази-статической цивилизации к динамической необратимым 

Впрочем "вести к коммунизму" - не совсем правильное выражение, пережиток тех времен, когда коммунизм воспринимался как конечная цель, а не как направление вечного движения. 

В свое время преодоление межконтинентального барьера роста и возникновение гуманизма обозначило переломный момент истории - переход человечества от квази-статического образа жизни к динамическому. До этого люди столетиями, из поколения в поколение жили по раз и навсегда установленным правилам и пользовались одними и те ми же технологиями. Почти одними и теми же - прогресс все же шел (отсюда приставка "квази-" к прилагательному "статический"), но он был незаметен на протяжении таких коротких промежутков времени, как жизнь одного поколения людей. Именно благодаря медлительности прогресса и были возможны "вечные", "раз и навсегда установленные" порядки, правила, традиции и нормы.

Переход к динамическому образу жизни, когда темпы прогресса стали соизмеримы с длительностью человеческой жизни, привел к тому, что каждому поколению пришлось отныне изобретать для себя свой, новый образ жизни, приспособленный к новым, изменившимся условиям. Четыреста лет назад, человечество, ранее жившее в квази-стабильном состоянии, вступило в период перемен, продолжающийся и по сей день. Естественно возникает вопрос - не является ли этот период перемен всего лишь тем, что в физике называется "переходным процессом", т.е. процессом перехода от одного стабильного состояния (средневекового феодального аграрного общества) к некоему, пока неизвестному, будущему стабильному состоянию (например, к описанной выше модели элитарного общества, где новые технологии будут служить увековечению власти денежной элиты)? Или человечеству все же удастся навсегда перейти к динамическому непрерывному прогрессу и развитию?

 Коммунизм, в том смысле, в каком я употребляю здесь это слово - это и есть общество непрерывного прогресса и развития, это непрекращающийся процесс, а не конечное состояние. Общество которое должно сделать необратимым переход от квази-статической к динамической цивилизации.

6.4.5. Следует ли понимать коммунизм как общество, в котором вообще нет денег? 

Еще раз хочу повторить: ни одна технология никогда не приведет к "окончательной победе" коммунизма. Человечество сможет лишь вечно, "асимптотически" приближаться к этому идеалу, проходя через все новые и новые этапы развития общества.

Причем переход на каждый новый этап возможен лишь при появлении соответствующих материальных предпосылок. Например, мы не можем сделать всю информацию бесплатной прямо сегодня - до тех пока пища и кров не бесплатны, люди по прежнему будут жить в денежной экономике, и экономика, основанная на дарении, останется, в лучшем случае, дополнением к денежной экономике, роскошью, которой предаются лишь те, кто зарабатывает деньги за пределами экономики, основанной на бесплатном дарении, поскольку люди, которые не могут оплатить свои телефонные счета, не могут участвовать в Сети. И только люди, у которых уже есть деньги могут позволить себе раздавать информацию за бесплатно, поскольку в противном случае они умерли бы с голоду в нашем мире, в котором пища стоит денег.

Отсюда следует, что идеал полной бесплатности абсолютно всей информации достижим лишь асимптотически, поскольку, в противоположность информации, пища никогда не сможет стать абсолютно бесплатной (хотя ее стоимость может постоянно снижаться с внедрением новых технологий). В противоположность информации, пища материальна.

Существует фундаментальная разница между материальными вещами (такими как материя и энергия) и нематериальными вещами (информацией). Информацию можно воспроизводить в потенциально неограниченном количестве копий, и поэтому она представляет собой неограниченный ресурс, который вы можете отдавать сколько угодно. С другой стороны, внутри замкнутой системы может существовать лишь определенное количество материи и энергии (систему Земля - Солнце можно рассматривать в качестве именно такой замкнутой системы, поскольку Земля получает большую часть своей энергии от Солнца, вклад других внешних источников пренебрежимо мал). Материя и энергия в замкнутой системе представляют собой ограниченный ресурс, а ограниченные ресурсы необходимо бережно использовать и ценить.

Если вы располагаете лишь некоторым ограниченным количеством ресурсов, вы не можете раздавать их бесплатно, иначе они у вас весьма скоро кончатся. Вы можете лишь обменивать их на что-либо равноценное. Для этой цели вам необходимо что-то, что позволяло бы измерять их ценность. Иными словами, нужны деньги.

Деньги будут существовать до тех пор, пока существует хоть один ограниченный ресурс, который может оказаться полезен человечеству. Это означает, что коммунизм, понимаемый как экономическая система, основанная ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на принципе безвозмездного дарения, никогда не может быть достигнут.

И я не думаю, что пытаться сделать экономику полностью свободной от денег и исключительно основанной на принципе свободного дарения является достойной целью. Подобная цель столь же абсурдна, как и цель построения экономики основанной исключительно на государственной собственности и центральном планировании без элементов рынка (или, раз уж на то пошло, столь же абсурдна, как экономика, основанная исключительно на рыночных силах и частном предпринимательстве, и отрицающая всякое планирование). 

Я думаю, что нам следует перестать пытаться определять идеальное общество в терминах желаемой экономической модели, и начать думать о том, как мы могли бы определить такое общество в терминах желаемого образа жизни. Я предлагаю определить коммунизм как такой образ жизни, при котором люди, вместо того, что конкурировать друг с другом за скудные ресурсы, сотрудничают друг с другом для того, чтобы сделать эти ресурсы более обильными.

При такой формулировке, коммунизм превращается в трудную, но благородную и достойную цель, даже если она не может быть достигнута с абсолютной полнотой. Хотя мы никогда не сможем сделать все ресурсы абсолютно неограниченными и бесконечно доступными, это не означает, что мы не должны стремиться к такой цели. Мы можем приближаться к ней, используя математический термин, асимптотически, т.е. мы можем с каждым днем приближаться к ней все ближе и ближе, никогда окончательно ее не достигая. В такой формулировке коммунизм становится идеалом, который может руководить нашими действиями, понемногу, с каждым днем, делая мир, в котором мы живем, лучше. Его не следует рассматривать как конечную цель, достижение которой положит конец процессу самоусовершенствования и прогресса человечества.

6.4.6. Какие технологии приближают нас к коммунизму? 

В последнее время некоторые не в меру лихие авторы стали употреблять термины "кибер-коммунизм" и даже "нано-коммунизм", подразумевающие, что внедрение какой-то одной технологии (интернет) или группы технологий (нанотехнологии) способно привести к установлению коммунизма и ко всеобщему и мгновенному счастью всего человечества. 

На деле все обстоит гораздо сложнее. Каждая отдельная технология решает лишь свой, отдельный, ограниченный круг задач, позволяет человечество преодолеть лишь какое-то отдельное препятствие на пути к более свободной и счастливой жизни. Но существует бесконечное множество препятствий к достижению более свободного состояния мира, при котором ресурсы были бы более легко доступны, и люди были бы менее ограничены в своих действиях законами и обычаями.

Если говорить о конкретной сегодняшней ситуации, то на сегодня основными такими препятствиями являются: 1) ограниченность материальных и энергетических ресурсов изолированной планеты Земля, которая ведет к необходимости введения нормированного распределения; 2) проблемы окружающей среды, которые ведут к необходимости принудительного снижения уровня жизни; и 3) перенаселенность, которая ведет к необходимости введения строгого ограничения рождаемости. Вынужденные принудительное нормированное распределение, защита окружающей среды и ограничение рождаемости уже сами по себе могут привести к возникновению глобального тоталитарного государства, даже если мы сумеем каким-то образом остановить распространение понятия собственности на информацию. А взятые вместе, ограниченность ресурсов, экологические проблемы, перенаселенность, и проблемы авторского права могут иметь взаимоусиливающее воздействие и превратить Землю в глобальное полицейское государство.

Единственным способом избежать нехватки материальных ресурсов, экологических катастроф и перенаселенности, не пожертвовав при этом свободой, является прекращение изоляции Земли и начало использования материальных и энергетических ресурсов открытого космоса. А это означает, что у нас не может быть "кибер-коммунизма" или "нано-коммунизма" без, как минимум, "космо-коммунизма". Вот почему я предпочитаю пользоваться термином "техно-коммунизм", который подразумевает только то, что к коммунизму можно идти посредством всестороннего развития техники, не выделяя особо какую-либо отдельную технологию. Список технологий (скорее всего неполный), обеспечивающих приближение к коммунизму, мог бы выглядеть следующим образом:

6.4.7. Вызревание коммунистического способа производства в недрах капитализма 

Суть "технокоммунизма" - это стремление к эгалитарному обществу, т.е. обществу, исходящему из того, что каждый человек должен иметь равные возможности для самосовершенствования, что в условиях чисто информационного общества означает равные права доступа к информации.

Такой "информационный" коммунизм - это не моя выдумка. Коммунистический способ производства уже постепенно вызревает в недрах современного капитализма, подобно тому, как капиталистический способ производства в свое время вызрел в недрах феодализма. Большая часть производства пока еще материальна, и поэтому мы можем наблюдать этот процесс лишь в тех немногих областях производства, которые уже сегодня состоят в производстве чистой информации и почти никак не "завязаны" на материальное производство. Но даже в этих областях мы пока не можем наблюдать этот процесс в чистом виде, поскольку творцы информации вынуждены питаться, а питание пока еще стоит денег.

На сегодня наиболее яркий конкретный пример продукции зарождающегося нового способа производства - это операционная система Linux. "Линуксоиды" создавали ее не потому, что хотели заработать денег - просто им была нужна операционная система с определенными качествами. У многих из них просто не было денег, чтобы купить необходимую им дорогую коммерческую ОС. Пиратство на Западе уже сейчас преследуется довольно сурово, и поэтому доступ к необходимому им информационному продукту был для них закрыт - капиталистическое общество попросту выставило их за порог цивилизации и захлопнуло у них перед носом дверь. И тогда они стали писать необходимую им операционную систему сами, бесплатно выкладывая свои исходные коды на интернете и приглашая всех желающих принять безвозмездное участие в этой работе. И самое поразительное это то, как много нашлось таких желающих. Люди, жившие в разных уголках земного шара, общаясь через интернет, участвовали в этой работе совершенно безвозмездно, и также безвозмездно отдавали продукты своего труда всему человечеству, выкладывая их на интернете. При этом над творцами не стояли никакие начальники, а были лишь координаторы, осуществлявшие через интернет координацию, минимально необходимую при работе над таким большим совместным проектом.

Здесь уже ясно виден прообраз будущего коммунистического способа производства, видны его основные признаки - бесплатность и безвозмездность труда, открытый доступ всего человечества к продуктам труда, самоорганизация производства на добровольных началах. Любопытно, что если сравнить результаты коммунистического труда (систему Linux) с товарами, выдаваемыми капиталистическим производством, то по многим параметрам она не только не уступает коммерческим операционным системам, а даже в чем-то превосходит их. А ведь Linux - это всего лишь первый блин, который по идее должен был бы быть комом.

Представьте себе, что смогут сделать "линуксоиды" когда в их распоряжении окажется нечто подобное сети Нанотех, и они смогут писать программы, выполнение которых приводит не только к обработке информации, но и к появлению на свет вещей, любых вещей, удовлетворяющих их потребности (в том числе и потребности в пище).

6.4.8. Переход от элитарного общества к эгалитарному 

Это может сделать возможным движение от нынешнего "элитарного" (опирающегося на "элиты") общества к обществу эгалитарному, обществу равных возможностей.

Ведь что такое элита? Группа людей, считающих себя "выше" остальных. Для существования элиты необходимо существование, по крайней мере, одной, признаваемой всем обществом, одномерной шкалы "выше-ниже". Например, в капиталистическом обществе такой шкалой может служить количество денег ("выше" тот, у кого больше денег, при этом не существует однозначной связи между способностями людей и их положением на этой шкале - даже круглый дурак может получить деньги по наследству или выиграть в лотерею). 

В обществе, где ресурсы становятся все более свободно доступными, и деньги играют все меньшую роль, значение такой элиты постепенно сойдет на нет. Есть еще интеллектуальная элита, частично состоящая из людей от природы способных, а частично из тех, кто имел лучший доступ к образованию. Доступ к образованию для всех людей при информационном коммунизме будет одинаков, а в перспективе медицина сможет корректировать даже недостаток врожденных способностей.

6.4.9. Что делать с человеческой природой? - сознание против инстинктов.

Таким образом, объективные предпосылки для возникновения общества действительно равных возможностей в ходе технического прогресса неизбежно возникнут.

Но что делать с человеческой природой? Но не помешают ли нам доставшиеся от обезьян гены? Во все времена сильные мира сего стремились передавать власть по наследству. Биологическая причина этого ясна: каждый живой организм стремится увековечить свои гены, обеспечивая наилучшие условия для своего потомства. Наилучшие условия - на вершине власти, поэтому это стремление является заложенным в гены, то есть инстинктивным.

И пока мы живем в мире, где всем всего не хватает, такое поведение является объективно необходимым, и осознается как таковое. То есть в этом случае разум и инстинкты действуют в одном направлении и не противоречат друг другу. 

С возникновением общества изобилия условия станут для всех одинаковыми, так что объективно необходимость в таком поведении отпадет. На уровне сознания люди будут понимать, что поведение, унижающее других людей, будет опасно для них самих, поскольку такое поведение вызывает только ненависть. Понятно, что антагонизировать окружающих, в ситуации, когда это не приводит ни к какому преимуществу в доступе к ресурсам, в конечном счете, невыгодно, и, следовательно, неразумно.

Иными словами, вероятность поведения, диктуемого стремлением поставить себя выше окружающих, у людей, которые будут жить в мире полного изобилия, будет несколько ниже, чем у людей прошлого и настоящего. Но гены, а значит и инстинкты, останутся. Поэтому в данном случае разум и инстинкты будут действовать в разных направлениях, то есть конфликтовать друг с другом.

Кто победит в этом внутреннем конфликте? Есть ли у разума шанс в борьбе с инстинктом? Для того, чтобы ответить на этот вопрос надо понять откуда вообще взялись инстинкты, и откуда взялся разум. 

Любое живое существо, чтобы выжить, должно иметь внутри себя какую-то модель окружающей действительности, определяющую его поведение. На ранних этапах эволюции жизни, когда еще не было на Земле существ с большим мозгом, информация о внешней среде намертво "прошивалась" в устройстве нервной системы животного. Я говорю "намертво", поскольку каждое конкретное животное рождалось и умирало с одной и той же "схемой" нервной системы: схема эта была записана в генах, а гены на протяжении жизни индивидуума не изменяются. Можно сказать, что такое животное аналогично такому компьютеру, все программное обеспечение которого "зашито" в ПЗУ на заводе. Любые изменения в подобную модель внешней среды могли вноситься лишь естественным отбором на протяжении многих поколений. Это была очень "негибкая" система, и не удивительно, что в конце концов на свет появились организмы с "перезаписываемой памятью", в которую можно было записывать и перезаписывать информацию в течении жизни отдельного организма.

Модель внешней среды, хранящаяся в организме, теперь могла изменяться на протяжении его жизни, в зависимости от изменения внешних условий. Но и информация, записанная в генах (условно назовем такую информацию "инстинктами"), в общем-то, никуда не исчезла. Покуда модель внешней среды, доставшаяся от прошлых поколений и записанная в генах, совпадает с моделью, создаваемой в реальном времени в "перезаписываемой памяти" (назовем такую модель "индивидуальным опытом") все обстоит прекрасно. Никаких внутренних конфликтов не возникает, и внешний наблюдатель не сможет определить, чем вызван тот или иной поведенческий акт: "инстинктом" или "опытом". 

Но вот условия внешней среды изменились. Соответственно изменился "индивидуальный опыт", а "инстинкты" остались прежними. Как поведет себя организм? Что окажется сильнее: "инстинкты" или "опыт"? Если "инстинкт" окажется сильнее, и организм поведет себя не в соответствии с теми условиями, в которых он реально живет, а в соответствии с теми условиями, в которых жили его далекие предки, шансов на выживание у него будет очень мало. Я уверен, что естественный отбор давно уже "встроил" во все успешно выживающие виды животных такой механизм арбитража конфликтов между "инстинктами" и "опытом", при котором командам идущим от "опыта" присваивается более высокий приоритет.

Сегодня внешний наблюдатель не сможет сказать, чем вызвано такое, например, свойство человеческой натуры, как жадность - "опытом" или "инстинктом", поскольку "опыт" и "инстинкт" на сегодня пока что не конфликтуют между собой - сегодня, как и тысячи лет назад, тот кто успел что-то ухватить и приберечь, имеет больше шансов выжить, чем тот кто урвать не сумел. 

Но если ситуация изменится, и "опыт" начнет говорить, что возможности получения ресурсов отныне равны и для "жадины" и для "бессеребренника", но жадины пользуются меньшим уважением в обществе, возникнет конфликт между "опытом" и "инстинктами". И есть существенно большая нуля вероятность, что этот конфликт будет решен не в пользу "инстинктов". 

Я думаю, что в случае человека (в отличие от животных) гораздо большую проблему чем инстинкты в прямом смысле этого слова (т.е. поведение, определяемое генами) будут представлять из себя то, что можно условно назвать "культурными инстинктами", т.е. те обычаи, которые достались нам от далеких предков, но которые не всегда соответствуют реалиям новой жизни. 

Эта особенность человека связана с тем, что из животных только он использует вторую сигнальную систему (т.е., язык), которая позволяет передавать информацию от поколения к поколению (аналогично генам), что привносит в систему элемент "негибкости", характерной для генов (а не для памяти).

Но, создавая проблему, вторая сигнальная система одновременно дает нам и средство к ее решению. Она позволяет нам строить очень сложные модели действительности, в том числе и модели самих культуры, языка, обычаев, которые позволяют нам судить, устарели они или нет, соответствуют ли сегодняшней действительности или не соответствуют. Если Вам не нравится слово разум, можете назвать эту способность сознанием, мышлением, как угодно - не в слове суть. 

Все это, в общем-то, азбучные истины материалистического понимания истории и человеческой природы (почти что на уровне банальной сентенции "собака бывает кусачей только от жизни собачей"), и я не стал бы на них так долго останавливаться, если бы все мы не были жертвами идеалистического понимания коммунизма, царившего в нашей стране на протяжении многих десятилетий. Именно то обстоятельство, что большинство наших соотечественников под коммунизмом понимают именно и только идеалистический коммунизм, позволило широко распространиться представлению о том, что коммунизм неосуществим, поскольку он противоречит человеческой природе. Идеалистический коммунизм действительно неосуществим, и он действительно не соответствует человеческой природе, но идеалистический коммунизм не имеет ничего общего с коммунизмом как материалистическим учением. 

Итак, подытожим: 

Особенности советской цивилизации идеально вписываются в основные тенденции развития человечества. 

Тенденции технического прогресса, если продолжить их в будущее, открывают возможность не дать человечеству забрести в тупик информационного капитализма, возможность преодолеть барьер роста, вывести гуманистическую цивилизацию из нынешнего кризиса.

 Но для того, чтобы эта возможность была реализована, необходим "цивилизационный фактор", наличие цивилизации, которая хочет воспользоваться этой возможностью. 

Иными словами, на нас, наследников советской цивилизации, легла огромная историческая ответственность: если мы не сумеем сохранить советский народ и советскую цивилизацию, это может закончиться гибелью общемировой гуманистической традиции и провалом человечества во мрак второго средневековья.

Следующая страница ->[Глава 7 Что делать?]


 Оглавление книги "Советия"

Скачать файл Sovietia.zip (278 кб) содержащий полный текст книги "Советия" (текстовый файл кодировка ДОС)

[На основную страницу А. Лазаревича]

Hosted by uCoz