[Оглавление книги "Советия".]


Предыдущая страница ->[Глава 1, Советский народ: пропагандистский миф или историческая реальность?]

 

Глава 2. Две точки зрения на отечественную историю - два разных будущих нашей страны.

2.1. Советская парадигма - борьба будущего с прошлым

Суть предлагаемой мною точки зрения на советскую историю можно выразить одной фразой: история советской страны есть история борьбы советской цивилизации с древними доиндустриальными культурами, в первую очередь с русской культурой.

Здесь следует пояснить, что я имею в виду под доиндустриальной культурой. В течение тысячелетий, вплоть до 18 века большая часть человечества жила в рамках доиндустриальной цивилизации, основанной на ручном сельскохозяйственном труде и кустарном производстве товаров потребления. Всякая культура есть реакция народа на условия своего существования, попытка приспособиться к этим условиям. Различия в культурах народов доиндустриальной эпохи хотя и существовали (отражая в основном различия в климатических условиях, в которых приходилось жить различным народам, и различия в истории их культурных контактов), но по большому счету все они были приспособлены именно к особенностям доиндустриального способа производства и порожденной им феодальной системой отношений в обществе. В 18 веке, вначале в Англии, а в последствии, распространяясь в течение 19 века все дальше и дальше от нее - во Франции, в Германии, в США и даже в Японии - начало применяться серийное машинное производство, которое полностью изменило все условия существования людей. Возник разрыв между традиционной доиндустриальной культурой и новыми условиями существования. Страны начавшие индустриализацию раньше других, в период начального развития машинного производства, когда оно еще развивалось относительно медленно, имели возможность постепенно корректировать свои национальные культуры, приводя их в соответствие с новыми требованиями. Можно сказать, что их культуры развивались эволюционно и непрерывно. К моменту когда в начале 20 века волна индустриализации достигла наконец России, культурная пропасть между развившейся промышленной цивилизацией и доиндустриальной аграрной культурой России была уже огромна. С другой стороны, России требовалась немедленная ускоренная индустриализация, в противном случае она рисковала стать колонией Германии. Германия индустриализовалась несколько ранее России, но позже Англии и Франции. Германия не успела к колониальному разделу мира - Африка и большая часть Азии уже были поделены между Англией и Францией. Для Германии оставалась только экспансия на восток, в Россию, и история двадцатого века подтверждает, что Германия действительно предприняла две крупные попытки (Первая и Вторая мировые войны) захватить эти "восточные земли".

История не дала России времени для эволюционного развития русской культуры. Смена культур в нашей стране произошла революционным путем.

Одной из непосредственных целей русской революции 1917 года была ускоренная индустриализация страны (это, кстати, не я выдумал - это записано во всех западных учебниках истории. Любопытствующим рекомендую взять хотя бы Columbia Encyclopedia - эта энциклопедия имеется на CD-ROM "Microsoft Bookshelf" - и посмотреть там (только в энциклопедии, а не в имеющемся на том же диске кратком словаре)статью "Industrial Revolution", где написано буквально следующее : "The Russian Revolution had as a basic aim the introduction of industrialism" (" Одной из основных целей русской революции была индустриализация "). А еще лучше посмотреть статью об индустриализации в энциклопедии Britannica.)

Если сопоставить эту цель с теми объективными условиями, в которых приходилось эту цель достигать (неграмотность большей части населения; тот факт, что православная церковь так и не прошла через период, аналогичный европейской реформации; наличие среди населения страны огромного количества разных народов, принадлежавших к разным религиям; экономическая отсталость страны, сочетавшаяся с огромными природными богатствами, делавшими эту землю лакомым куском для соседей-завоевателей, колонизаторов и неоколонизаторов), то отсюда можно вывести многие особенности возникшей в результате советской цивилизации. Например, необходимость противостоять соседям, заинтересованным в использовании наших природных богатств и превращении России в сырьевой придаток Запада, и незаинтересованным в том, чтобы мы провели индустриализацию и стали их конкурентами на мировой арене, требовало создания у нас единого народа, не разделенного различиями в религиозных верованиях. Объединение на почве православия невозможно, поскольку эта средневековая по своей сути религия несовместима с научными знаниями. Для индустриализации нужны были технически образованные люди, а как можно было преподавать естественные науки неграмотному крестьянину, считавшему, что на ближайшем облаке сидит "боженька" с седой бородой и в ночной рубашке? Советский атеизм возник как способ объединения народов, изначально принадлежавших разным религиям, в единый народ. Народ, отбросивший средневековые религии в пользу научного мировоззрения, которое должно было открыть ему прямую дорогу от невежества к современным научно-техническим знаниям. Народ, сделавший своим "богом" технический прогресс.

Но при этом не надо забывать, что на протяжении большей части своей пока еще короткой истории, Советский народ почти никогда не существовал в чистом виде. Древние культуры не исчезли бесследно. Вся история СССР является историей борьбы советской цивилизации с культурами древних народов населявших территорию СССР (включая русский народ). История Советского народа - это история борьбы нового со старым, советского с русским, история диалектической борьбы противоположностей, происходившей не только на поле битвы, разделенной линией фронта, но и в голове каждого человека, где такой четкой разделяющей линии никогда не было. И это смешение объясняет главный парадокс советской истории - почему в истории народа, заявившего о своей приверженности гуманизму, и провозгласившего своим лозунгом "все во имя человека, все во благо человека", случилось столько всего антигуманного и дикого. Просто Старое так просто не исчезает, оно еще долго может мимикрировать под Новое, выступая от его имени.

Вообще я считаю, что врагом СССР номер один всегда были не США или Китай, а Россия. Именно Россия в конце концов погубила СССР. Причем я имею в виду не только Беловежскую Пущу, когда вновьиспеченное государство, назвавшее себя "Россией", возглавило усилия по разрушению СССР - это был лишь заключительный акт трагедии. Россия разъедала СССР изнутри на протяжении всех 70 лет его существования. Разъедала его всеми своими обычаями, традициями и культурой. Российская традиция монархизма со ссылкой и каторгой по любому поводу привела к возникновению такого феномена как Сталинизм, скомпрометировавшего коммунизм. Окончательно добили СССР российские обычаи поголовного пьянства и воровства (помните знаменитое: "Каково положение дел в России? - Воруют!" - это, между прочим, 19 век). Нельзя считать, что все, что происходило в советские годы в СССР, было порождением исключительно советской цивилизации. Большинство событий были результатом борьбы между древними народами и новой цивилизацией, причем борьба эта происходила зачастую не между разными людьми, а в душе одного и того же человека, поскольку в условиях только складывающейся новой нации один и тот же человек принадлежал одновременно и новой цивилизации и какому-либо древнему народу. И крушение СССР стало победой старого над новым.

А теперь сравним такую точку зрения с ныне принятой официальной точкой зрения, согласно которой на территории СССР существовали только культуры древних народов, никакой новой советской цивилизации вообще не существовало, все преступления, ошибки и глупости, совершенные за годы советской власти совершили люди, подавшиеся влиянию "неправильной" и "преступной" идеологии коммунизма, и что Советский Союз погиб исключительно в результате внутренних причин, в первую очередь в результате "неправильной" идеологии.

Обе точки зрения базируются на известных исторических фактах. Обе признают, что преступления сталинизма имели место. Обе признают, что в советской истории было все: и воровство, и предательство, и бессмысленная жестокость, и преступный произвол бюрократии, точно также как были и достижения - победа над фашистской Германией и открытие для всего человечества дороги в космос. Обе точки зрения не противоречат друг другу в том, что касается персоналий, т.е. того, какие поступки совершило то или иное историческое лицо. Факты есть факты - они не изменяются от точки зрения. Расхождения между этими двумя точками зрения начинаются с "ненаблюдаемых величин", с того, к какой культурной традиции приписываются эти самые конкретные поступки, т.е. с интерпретации фактов. Эти две разные точки зрения как бы накладывают на одни и те же факты разные сетки понятий, различным образом раскладывают одну и ту же действительность "по полочкам" понятий. Выражаясь по научному, эти две точки зрения основаны на разных парадигмах.

Нельзя сказать, что какая-то одна из этих точек зрения ложна, а другая истинна, поскольку обе они основываются на одних и тех же фактах. Но различие в парадигме, сквозь призму которой рассматриваются факты, способно привести к существенно различным выводам и последствиям.

История знает немало примеров того, как смена парадигмы (т.е. смена точки зрения на известные факты) позволяла осуществить прорыв в науке. Наиболее показательна в этом плане так называемая коперниковская революция. Средневековые астрономы до Коперника описывали движение планет исходя из предположения, что Земля находится в центре Вселенной, а все планеты движутся вокруг нее. Для того, чтобы объяснить странности в наблюдаемом движении планет (то вперед, то назад), им пришлось ввести дополнительные предположения о том, что не сами планеты двигались по орбитам вокруг Земли, а некие пустые, воображаемые точки ( центры эпициклов), а вот уже по малым орбитам вокруг этих точек (по эпициклам) двигались сами планеты. Сложение движения планеты по орбите вокруг Земли с движением по эпициклу давало в результате наблюдаемое странное и запутанное движение планет. Эта теория довольно точно описывала наблюдаемые факты и даже позволяла довольно точно предсказывать в какой точке небосвода будет находиться любая планета в любой момент времени в будущем. Потом Коперник предложил сменить точку зрения на известные факты. Согласно предложенной им точки зрения, планеты, включая Землю, движутся по орбите вокруг Солнца и запутанное движение планет объясняется тем, что Земля то догоняет, то обгоняет другие планеты в своем движении вокруг Солнца. Факты были теми же самыми, интерпретация фактов была другой. Обе теории давали практически одинаковое предсказываемое положение планет на небосводе. Казалось бы смена парадигмы ничего не дает. Однако такая смена парадигмы позволила избавиться от предположения о том, что планеты движутся вокруг неких пустых точек - воображаемых центров эпициклов. В новой интерпретации они двигались только вокруг материальных тел. С этого момента дорога к открытию Ньютоном закона Всемирного Тяготения была открыта. Смена парадигмы привела к очень далеко идущим последствиям.

Я не буду предлагать вам пересмотреть известные исторические факты. Я не буду спорить по поводу неокончательно установленных исторических фактов - это дело историков. Я всего лишь предлагаю вам взглянуть на хорошо известные и установленные исторические факты сквозь призму иной парадигмы и попытаться понять, как смена парадигмы могла бы изменить наше будущее. Сравнить это с тем будущим, к которому нас ведет нынешняя парадигма. А после этого - выбирайте сами, в каком из двух будущих вы хотели бы жить.

Для удобства будем дальше называть первую точку зрения ("история советской страны есть история борьбы советской цивилизации с древними культурами") "советской" исторической парадигмой, а официальную будем называть "русской" исторической парадигмой.

 2.2 Последствия принятия "русской" парадигмы - победа прошлого над будущим.

 Последствия мы уже наблюдаем с момента развала СССР. "Революция" 1991 года базировалась на предпосылке, что советского народа вообще не существует, а есть только древние народы, причем один из древних народов, русский, является "колонизатором", а другие древние народы являются "порабощенными". Такая точка зрения уподобляла Советский Союз Британской Империи, и отсюда, по аналогии, делался вывод, что империя непременно должна распасться, и на ее месте, по примеру бывшей Британской Империи, должно возникнуть "Содружество" независимых государств. Нельзя отрицать существование фактов, подкрепляющих такую точку зрения - среди чиновничества русского происхождения существовал определенный, достаточно влиятельный слой, пытавшийся проводить имперскую, национал-шовининстическую политику вопреки официальной интернационалисткой идеологии. Но такая точка зрения не учитывает принципиальное отличие СССР от Британской Империи: страны, вышедшие из под владычества Британии, были неиндустриализованными сырьевыми придатками метрополии, ставшими вследствие этого легкой добычей для последующей неоколонизации. В СССР же, в силу ряда причин ( не в последнюю очередь идеологического порядка) власти старались по возможности проводить равномерную индустриализацию всей страны, и подтягивать бывшие "сырьевые придатки" Российской Империи к уровню промышленного развития бывшей метрополии - России. В результате, когда развалился СССР, произошло вовсе не отделение от индустриальной метрополии "сырьевых придатков", быстро возвращаемых неоколониальными методами, как это было в случае Британии, а расчленение на части единого хозяйственного механизма промышленно развитой страны. Границы и таможенные барьеры в одночасье разорвали десятилетиями складывавшиеся хозяйственные связи, что вызвало обвальную деиндустриализацию всей советской страны, всех новых государств возникших на ее территории, сделав их легкой добычей для западных неоколонизаторов. Деиндустриализация обернулась страшной бедой как для советского народа, так и для древних народов бывшего СССР, на порядок снизив их уровень жизни, но это только одно из несчастий, принесенных "русской" парадигмой.

Из этой точки зрения следовало также, что новые независимые государства должны базироваться не на советской культурной традиции, а на средневековых этнических традициях древних народов, плюс импортированных с Запада социальных институтах и ценностях современного индустриально развитого общества. Подобное желание соединить несоединимое заложило бомбу в фундамент новых независимых государств. Как и западные ценности, советские ценности и культурные традиции были традициями индустриального общества, но они обладали тем преимуществом, что они не полностью были заимствованы с Запада, они развивались на протяжении советской истории в ходе индустриализации страны, отражая ее конкретные особенности. В некотором смысле они были "местными". Отбрасывание "местных" советских традиций индустриального общества в пользу заимствованных, не имеющих здесь никаких корней, было обречено на провал, тем более если учесть, что это происходило на фоне усиливающейся деиндустриализации страны, когда вообще никакая индустриальная культурная традиция - ни советская, ни западная - уже не имеют под собой твердой материальной индустриальной базы.

Все это неизбежно привело к победе средневекового, доиндустриального националистического религиозного сознания. Произошел возврат к древним религиям , не прошедшим реформацию, и к культурам доиндустриальной эпохи. Неожиданно выяснилось, что народы бывшего СССР разделены на "христиан", "мусульман" и представителей прочих религий. Начались "религиозные" войны и межэтнические конфликты. Пошла цепная реакция - национализм одного народа стал служить основанием и оправданием для раздувания национализма у соседних народов. Реально замаячила опасность фашизма.

Те 20 миллионов советских людей, которые родились от так называемых "смешанных" браков (т.е. людей, родители которых имели в пресловутой "пятой графе" паспорта записи, относящие их к разным древним народам) с точки зрения "русской" парадигмы оказались полукровками.

С точки зрения "русской" парадигмы "полукровки" обязаны принять религию одного из своих предков (не говорю "родителей", поскольку родители скорее всего атеисты), иначе они останутся людьми без национальности, что с позиции средневекового сознания, для которого принадлежность человека к этнической группе важнее его индивидуальности, означает что они останутся вообще как бы не людьми. Давление общественного мнения, зараженного "русской" парадигмой, заставило множество взрослых и вроде бы здравомыслящих людей совершать совершенно нелепые поступки, типа водного крещения. Впрочем, если человек так легко поддается психологическому давлению со стороны группы, то это, в общем-то, означает что он, по крайней мере "одной ногой", еще принадлежит древним народам, и эти ритуалы имеют для него определенный смысл. Но поставив в прошлое и "вторую ногу" он рискует там завязнуть и остаться в прошлом навсегда.

Но и это еще не самая большая опасность, таящаяся в "русской" парадигме. Советскую страну, разорванную ныне на пятнадцать государств, раньше или позже придется объединять (поскольку этого требуют уже хотя бы экономические причины), но такое объединение не будет мирным и бескровным, если в России у власти будут представители русской цивилизации - народы республик просто никогда не захотят снова идти "под крыло" к "старшему русскому брату", и захватнические войны со стороны России по отношению к "меньшим братьям" будут неизбежны. Действительное равенство возможно только в рамках советской цивилизации. Прочной и нерушимой может быть только страна единого советского народа.

А объединение страны в рамках России, а не Советии, было бы исторически регрессивным шагом, ибо усилило бы на мировой арене позиции архаичной, по сути средневеково-феодальной, русской цивилизации.

Русская цивилизация немыслима без православия. Как только власть предержащие решили выкроить из СССР страну под названием "Россия", они автоматически были вынуждены начать внедрять православие в сознание масс. Как ответная реакция среди тех советских людей, предки которых не были православными, началось их обращение к религиям своих предков, в результате чего мы столкнулись с такими проблемами как рост исламского фундаментализма и усиление позиций мирового сионизма в нашей стране.

Кое-кто, правда, считает, что проблемы, возникающие в результате распространения религии, компенсируются ростом нравственности среди населения. Я считаю трагической ошибкой решение нынешних властей искусственно насаждать религию в атеистической стране. Кое-кто сейчас пытается оправдать это необходимостью внедрять нравственность в сознание масс. По их мнению, без идеи бога нравственность не внедрить. Их логика убийственно проста: они считают, что человек - это настолько низменное существо, что его можно заставить вести себя хорошо только под угрозой наказания. Чуть надсмотрщик отвернется - человек обязательно сделает какую-нибудь гадость. Поэтому, считают они, необходимо убедить человека, что над ним существует некий всевидящий и всезнающий надсмотрщик, у которого не пошалишь, и который все учтет на страшном суде. При этом их не очень волнует, действительно ли такой надсмотрщик существует или нет. Их больше интересуют ожидаемые практические результаты, то, что они называют "нравственностью", но что на самом деле следовало бы назвать "улучшенной управляемостью масс".

Я не верю в то, что можно построить настоящую нравственность, оставаясь безразличным к истине. А истина на сегодняшний день такова: существует ли во Вселенной некий "высший разум" или нет, не знает никто. И даже если когда-нибудь удастся неопровержимо доказать что он существует, после этого придется доказать еще более невероятное предположение о том, что он настолько заинтересован в делах нашей крошечной планеты Земля, затерянной в бесконечной Вселенной, что готов выполнять функции надсмотрщика и судьи над каждым из живущих на ней людей.

" Нравственность", построенная на обмане (или даже на простом безразличии к истине), взрывоопасна. Народ раньше или позже поймет, что его дурачат, и ярости его не будет предела. Мы уже проходили это однажды, в 1917 году, когда народ внезапно понял, что его веками дурили, и в ярости начал крушить церкви и убивать священников. Нынешнее "возрождение религии", помимо того, что оно обеспечивает идеологический фундамент для нынешних "межрелигиозных" войн, опасно еще и тем, что раньше или позже обманутые поймут, что их обманывали. И прозрев, как и в 1917 году они снова могут решить, что если бога нет, то и нравственности нет, потому что им вдолбили в голову, что нравственность может быть только от бога. Неужели история нас ничему не научила?

В современном мире, где распространение научных знаний неизбежно ведет к секуляризации всех сторон жизни, нравственность можно строить только на нерелигиозной основе. Я понимаю, что на обмане строить нравственность проще, но ложь - очень хрупкий фундамент, и построенное на нем долго не простоит. Конечно, строить нравственность на нерелигиозной основе очень сложно. Но другого пути нет. Страны Запада, в которых основная масса населения только в последние десятилетия стала выходить из-под религиозного контроля, испытывают сейчас в связи с этим огромные трудности - рост преступности, наркомании, бездумного потребительства. Они в растерянности. У нас по сравнению с ними есть одно преимущество - за нашими плечами опыт семидесяти лет строительства атеистической цивилизации. Опыт сложный и неоднозначный, опыт гениальных прозрений и трагических ошибок. Опыт, который многому может научить. Атеистическая цивилизация породила своих негодяев, но она же породила и своих праведников. Атеистических праведников, не нуждавшихся в надсмотрщиках за спиной для того, чтобы быть порядочными людьми. А это значит, что Homo Sapience не безнадежен. Он конечно не ангел, но и не такая свинья, чтобы вести себя хорошо только под угрозой наказания. Я верю, что раньше или позже он научится пристойно себя вести без надсмотрщика, как земного, так и небесного. Но чтобы научиться, надо учиться. Принятие "русской" парадигмы в сущности означает нежелание учится жить в мире, в котором все меньше и меньше людей воспринимают религию всерьез.

Выбор между "русской" и "советской" парадигмами означает выбор из двух принципиально различных культурно-исторических традиций. Первая из них, русская традиция, очень древняя, формировалась на протяжении почти тысячи лет до второго десятилетия двадцатого века. Иными словами, она формировалась в мире, очень непохожем на тот, в котором мы сегодня живем. В том мире не было атомных бомб, пасажирских авиалайнеров, компьютеров, спутников прямого телевизионного вещания, экологическго кризиса… Этот список можно продолжать очень долго, ибо в том мире не существовало большинства тех вещей и явлений, которые определяют нашу сегодняшнюю жизнь.

Всякая культура есть реакция людей на условия своего существования, попытка приспособиться к этим условиям, а может быть и немного приспособить эти условия к себе. Я не знаю, насколько хорошо была приспособлена русская культура к условиям жизни, существовавшим в прошлом веке, однако можно с уверенностью утверждать, что она абсолютно не приспособлена к условиям сложившимся к концу века двадцатого, поскольку культурное развитие в СССР на протяжении двадцатого века происходило исключительно в рамках советской традиции, вне зависимости от того, желали этого сами участники культурного процесса или нет. Те же немногие диссиденты, которые осмеливались подпольно творить в рамках русской традиции, развивали ее не как ответ существующей действительности, а как противовес этой действительности - они бежали из советского настоящего в русское прошлое, отрицая двадцатый век, поскольку он пришел к ним в советском обличии. В результате, нравится нам это или не нравится, но современной русской культуры, соответствующей условиям конца двадцатого века, не существует.

Итак, если мы решили назвать себя русскими, перед нами встает перспектива долгого и мучительного приспособления архаичной культурной традиции к миру, который за 70 лет советской власти успел измениться до неузнаваемости и продолжает меняться прямо на глазах. Сама по себе эта задача не является неразрешимой - исторические прецеденты имеются: средневековая Япония, столетиями отрезанная от цивилизованного мира, смогла преодолеть разрыв за "какие-то" пол-века, не разрушив свою традиционную культуру, а приспособив ее к новым условиям. Но в нашем случае задача существенно осложняется одним обстоятельством: саму архаичную культурную традицию еще надо сперва "возродить", а уж потом модернизировать. Не кажется ли это вам чересчур сложным, господа "россияне"? Тем более, что для того, чтобы "возродить" древнюю культурную традицию, надо сперва каким-то образом избавиться (вытеснить? изничтожить?) от ныне существующей советской традиции, которая родилась в двадцатом веке и которая уже хотя бы в силу этого гораздо более приспособлена к условиям современной цивилизации.

 2.3. Смена парадигмы: дадим будущему еще один шанс?

Большим преимуществом советской цивилизации перед русской с точки зрения государственного строительства является то, что она не привязана к какому-либо отдельному этносу или нации, она интернациональна по своей природе, что чрезвычайно важно для такой многоязычной страны как наша. Если мы будем называть эту страну "Россия", то мы автоматически разделим ее население на "старшего брата" - "русских", давших название стране, и "младших братьев", остальных народов, которые находятся как бы в гостях у "старшего брата". Однако никто не пожелает чувствовать себя " младшим братом", как бы гражданином второго сорта в своей собственной стране, и это спровоцирует вспышку национализма, как это и произошло на самом деле. Но национализм этот натужно неестественен и театрален, и не удивительно - в конце двадцатого века нации и народности - это почти такой же атавизм как хвост у человека.

Когда-то, в глубокой-преглубокой древности, когда не существовало разделения людей на различные профессии - все мужчины в племени были, скажем охотниками (за исключением, может быть, шамана) , а женщины - собирательницами грибов и ягод, все люди из одного племени были очень похожи друг на друга. Они не могли сильно отличаться друг от друга, ибо день за днем все выполняли одну и ту же работу, а в свободное время поклонялись одним и тем же богам и пересказывали друг другу одни и те же легенды своего племени. У всех у них были одни и те же представления об окружающем мире, одни и те же обычаи и привычки, одни и те же знания. В другом племени могли быть другие обычаи и верования, но опять же одинаковые для всех членов племени. И поэтому в то время можно было дать почти полное описание человека, всего лишь сказав, например: "этот мужчина из племени Сиу", или "эта женщина из племени Гурон". И этого было достаточно, чтобы узнать о человеке практически все: как он одевается, что он ест на завтрак, какая у него на теле татуровка, какие обряды он исполняет по праздникам, его представления о происхождении мира, и его мнение о причинах грома и молнии, и т.д. и т.п.. Этническая принадлежность определяла практически все, индивидуальности не существовало.

Но время шло. Устройство общества становилось все сложнее и сложнее. Появилось огромное количество самых разнообразных профессий и ремесел. Принадлежность к определенной профессии постепенно стала все в большей степени определять образ жизни и образ мышления человека. И теперь, скажем, у врачей двух разных национальностей гораздо больше общего, чем у врача и, например, плотника одной и той же национальности.

Следующий мощный удар по нациям нанесло изобретение книгопечатания. Если до этого еще можно было определить образ мышления человека, сказав: "это французский врач" или "это немецкий врач", (ибо и тот и другой, когда учились, записывали то, что им вслух читал профессор из единственной во всем университете рукописной копии сочинений Гиппократа), то после изобретения книгопечатания подобное описание уже ничего не могло сказать нам об образе мышления этих людей, ибо мы не знаем, какие конкретно книги читает этот конкретный человек. Наступила эпоха, когда индивидуальное в человеке стало превалировать над национальным, и даже над профессиональным.

Вся история развития человеческой личности - это движение от этнического человека к индивидуальному человеку. Процесс этот все ускоряется, и уже сегодня, когда говорят о человеке, что он русский, при приятом ныне словоупотреблении это не дает нам даже информации о том, православный он или атеист, а это два принципиально разных мировоззрения и образа жизни. Единственная информация, которую отсюда еще можно выудить, это то, что родной язык этого человека русский. Но уже лет через тридцать-сорок, когда обучающие компьютеры войдут в каждый дом и примут непосредственное участие в воспитании детей, у каждого человека будет несколько родных языков, и мы не сможем по его национальности определить какие языки являются для него родными, не зная, какая компьютерная программа-гувернер его растила.

Единое человечество будущего - это не человечество, состоящее из наций, это человечество, состоящее из индивидуальностей, где каждая индивидуальность сама себе нация! Национализм сегодня - это попытка повернуть историю вспять. Возникновение единого человечества неизбежно в силу объективных причин: развитие транспорта и средств связи устраняет последние барьеры между людьми, а нации могли возникнуть и существовать в качестве обособленных единиц только при наличии таких барьеров, когда существуют "мы" и "они". Исчезновение наций порождает множество проблем, и главная из них это проблема одиночества человека, который более не принадлежит ни к какому роду-племени, который настолько индивидуален, что попросту никому не понятен.

Национализм - это попытка решить эти новые проблемы старыми способами, попытка загнать нового, индивидуализированного человека в старые этнические рамки, создать для него иллюзию принадлежности к какой-то группе, пусть даже созданной по такому весьма искусственному признаку как запись в пятой графе паспорта.

Однако решение новых проблем устаревшими способами может породить только дополнительные проблемы. Мне представляются опасными попытки построить общность людей на такой отмирающей основе, как национальность. Необходимо искать более реальную основу для объединения общества, состоящего из индивидуальностей.

Образованные и мыслящие люди вряд ли примут в качестве такой основы генетическую или территориальную общность. Единственной реальной основой для такого объединения, на мой взгляд, может являться только общность идеалов.

Идеалы, лежащие в основе советской цивилизации, соответствуют основным тенденциям прогрессивного развития мировой цивилизации (движение к единому человечеству, секуляризация культуры, ориентированность на технический прогресс).

Причина этого в том, что современная общемировая цивилизация и советская цивилизация имеют общие корни, и корни эти - в гуманистических идеях европейского Возрождения. Чтобы понять, почему это произошло, необходимо совершить краткий экскурс в историю советской цивилизации.

Следующая страница ->[Глава 3. Очень краткая история идеалов и ценностей советской цивилизации]


 Оглавление книги "Советия"

Скачать файл Sovietia.zip (278 кб) содержащий полный текст книги "Советия" (текстовый файл кодировка ДОС)

[На основную страницу А. Лазаревича]

 

 

Hosted by uCoz